Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/html/plugins/system/t3/includes/menu/megamenu.php on line 141
Каким образом мы можем принести реальные изменения Пакистану?

rally-02Пакистан вновь находится на перепутье. С появлением Taхира Кадри из Minaj-al-Quran многие жители страны вышли на улицы с надеждой на перемены. В ходе подготовок к очередному раунду выборов в стране пакистанские политики всецело заняты подготовкой к распределению парламентских кресел с тем, чтобы в полной мере использовать преимущества текущего положения. Все это позволит им защитить интересы своих семей, крепостников-помещиков и еще кого угодно, кроме интересов народа.
Поэтому предстоящие выборы и последующая за ними риторика должна быть рассмотрена под правильным углом, чтобы разглядеть истинную ситуацию из-за завесы политических манипуляций и все чаще и чаще транслируемых подобно неким заклинаниям призывов «к изменениям».


Эпоха Мушаррафа
В ходе последних выборов в 2008 партия Первеза Мушаррафа Пакистанская мусульманская лига (К) потерпела поражение, все 22 федеральных министра, представлявшие собой основную часть Кабинета Мушаррафа, потеряли свои места. Коррупция, некомпетентность и явное кумовство преобладало в основе всего правительства. Постоянные попытки Мушаррафа усилить роль своего президентского правления, такие как конституционные изменения и введение чрезвычайного положения в стране, стоили ему потерей доверия народа. Убийства в Красной мечети и его высокомерие перед лицом движения правозащитников, а также эскалация войны в северных районах - все это сделало его и соратников крайне непопулярными.


Зардари
Появление Асиф Али Зардари и возвращение Пакистанской народной партии (ПНП) было  не случайностью, а результатом многолетней работы США. До того как стать президентом Пакистана, Зардари был тщательно подготовлен Залмай Халилзаде (бывшим посолом США в Афганистане, Ираке и ООН) для своей роли в пост-мушаррафскую эпоху.


The New York Times сообщали в 2008 году об их отношениях более подробно: «Г-н Халилзаде разговаривал по телефону с г-ном Зардари, лидером Пакистанской народной партии, несколько раз в неделю в течение прошлого месяца, пока он не столкнулся с несанкционированными контактами, о чем заявил один из старших чиновников Соединенных Штатов. Высокопоставленный пакистанский чиновник отметил, что отношения между г-ном Халилзаде и г-ном Зардари длятся уже несколько лет, и что между ними завязалась дружба в то время, как г-н Зардари вместе с г-жой Бхутто проводил время в Нью-Йорке. Г-н Халилзаде, будучи политиком, понимал значение контактов с политическим руководством Пакистана задолго до того, как чиновники в Госдепартаменте осознали, что это будет полезно в будущем, » - сказал чиновник. Посол «не проводил свою политику и не привносил каких-либо изменений в политике, он просто был запасным вариантом, » - сказал чиновник.


В то время как срок ПНП приближается к своему концу, Пакистан находится в гораздо худшем состоянии, чем когда ПНП пришла к власти. Коррупция, кумовство и явная некомпетентность в решении любых проблем сделали Пакистан настоящим бедствием для сменяющих друг друга правительств. Материалы Wikileaks оставили вне всякого сомнения факты проведения беспилотных атак с пакистанской территории при участии правительства.


Из-за коррумпированности всех политиков США столкнулись со сложной задачей по поиску «чистых» политиков, которых можно было бы сделать своими доверенными лицами.


Имран Хан
Появление Имран Хана было попыткой Америки выдвинуть на передний план такого лидера, который бы принес доверие будущему правительству, и это было выполнено с помощью армии.


В начале декабря 2011 года издательство News International подтвердило, что на заседании  главного комитета партии Тахрик-и-Инсаф (Движение за справедливость) президент отделения партии в Пенджабе подтвердил существование секретного комитета, функционирующего для изучения данных о его новых участниках, в числе которых бывшие сотрудники Межведомственной разведки, генерал-майор в отставке и некоторые сотрудники Бюро Разведки, то есть армия.


За Тахрик-и-Инсаф на самом деле стоял лишь Имран Хан, поэтому он был вынужден обратиться к более «авторитетным» и погрязшим в коррупции политикам. Ему пришлось выйти на других политиков и попросить их присоединиться к нему, чтобы укрепить позиции  Тахрик-и-Инсаф, и тем самым дать партии шанс проявить себя на выборах. Многие заметные политики и технократы эпохи Мушаррафа, а также печально известные политики из ПНП и ПМЛ (Н) присоединились к  Имран Хану.


Все это оказало пагубное влияние на его деятельность, и многие задавались вопросом, как он мог сохранить независимость после объединения в своей партии со многими политиками, которые ранее выступали против него. К середине 2012 года эти политики начали покидать Тахрик-и-Инсаф по мере того, как надежды партии получить значительные политические дивиденды рассеивались. Марш в Вазиристане был отчаянной попыткой восстановить связь с массами.


Тахир аль-Кадри
В сложившейся ситуации  на политическую арену страны вышел д-р Тахир Аль-Кадри. Последние 5 лет он провел за границей в Канаде, откуда руководил деятельностью своей организации Minaj-al-Qur’an. Требования Кадри были ограничены некоторыми скорее символическими, а не всеобъемлющими изменениями. Он призвал к возвращению к реальной конституции Пакистана и к осуществлению правосудия временным правительством, как это указано в Конституции. В течение последних пяти лет Кадри сделал ряд сомнительных заявлений относительно того, что в исламе нет системы управления, а также касательно ислама и демократии.
Кадри настойчиво призывал лишь к кадровым перестановкам и к поддержке системы, которая уже более 50 лет держит Пакистан в заложниках. По словам Кадри, почти все, что он просит, уже содержится в Конституции и избирательном законодательстве, но только не реализовывается должным образом. Он отрицает попытки положить конец демократии в Пакистане: «Я просто хочу встать на путь истинной демократии», - сказал он.


В первые недели 2013 года Кадри постоянно выступал с речами за демократию, избавление Пакистана от коррумпированных политиков и за сохранение системы. Как и все остальные политики, вращающиеся вокруг идей демократии, Кадри стал просто еще одним игроком в коррумпированной и провальной демократической системе Пакистана. Кадри не принес стране  крупномасштабный политический проект, а лишь застрял в узком пакете реформ системы избирательного законодательства.


Текущие проблемы связаны с тем, что в стране слишком большое число игроков, сражающихся за власть, и каждый из них жаждет получить как можно большую долю. Своего рода сделка должна быть заключена между всеми внутренними игроками, армией и США. С этой целью Кадри и представители правительства вели переговоры относительно этого в четверг, 17 января.


Проклятие демократии
Основная проблема Пакистана заключается в том, что в его политической среде преобладают династические семьи, крепостники-помещики и оппортунистические группы, отдельные лица и политики, единственной целью которых является получение власти и обогащение, независимо от последствий. Будучи у власти, они манипулируют законами таким образом, чтобы защитить и сохранить свои собственные интересы. Законодательный суверенитет является краеугольным камнем демократии.


Ярким примером может послужить Указ о национальном примирении (УНП) - закон об амнистии политиков, которые обвинялись в коррупции, хищениях, отмывании денег, убийствах и терроризме в 1990-е годы. Это был продуманный генералом Мушаррафом и другими коррумпированными политиками ход. Хотя вышеуказанному закону был брошен вызов со стороны судебных органов, в сущности, демократия позволяет любому человеку, избранному в парламент, манипулировать законодательством в угоду собственных желаний и интересов, чем не упускают шанс воспользоваться большинство политиков. Так как большинство мест в парламенте принадлежат феодалам, богатым семьям и промышленникам, никакие реформы не смогут изменить существующее положение вещей. Призыв к возвращению к светской конституции Пакистана, которая закрепляет за парламентом законодательные функции, является не более чем призывом к сохранению статус-кво. Исламский элемент в конституции страны упоминается лишь в том, что законы не должны вступать в конфликт с исламом - таким образом, парламентарии могут принимать законы и должны проверить их на соответствие исламу (чего в действительности не происходит). Это само по себе в корне противоречит исламу, так как делает законодателем человека, а не Аллаха (Свят Он и Велик).


Единственным решением для  Пакистана является замена демократии на четко установленные законы – то, что может предложить только ислам. Исламские законы закреплены в Коране и Сунне, и поэтому не существует никакой необходимости в осуществлении человеком законодательной функции и в существовании парламента. Это означает, что все граждане будут знать положение дел, так как исламские законы являются фиксированными и неизменными. Роль правителя заключается в реализации этих основных законов в реальных условиях. Это позволит устранить любые возможности использования политиками и парламентом законодательства для защиты собственных интересов. Кроме того, Мажлиса уммы без каких-либо законодательных полномочий будет активно отчитывать правителя за реализацию законов. Реальное изменение ситуации в Пакистане никогда не состоится, пока остается существующая система. Любой коллективный или индивидуальный призыв к изменению становится частью проблемы, если этот призыв направлен не на полное свержение демократической системы в Пакистане, а лишь на частичное реформирование или на смену коррумпированных политиков. Пакистан должен извлечь урок из восстаний на Ближнем Востоке, чтобы разрушить десятилетия политического статус-кво и перейти на путь истинных изменений. В то время как арабская весна пребывает еще в незавершенном периоде, ясно то, что ни Bilawar, ни Тахир аль-Кадри, ни Имран Хан, ни ПНП или ПМЛ (Н) не призывают к реальным изменениям.


khilafah.com
перевод halifat.info