Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/html/plugins/system/t3/includes/menu/megamenu.php on line 141
Опровержение статьи, в которой Ислам и мусульмане обвиняются в отсталости, упадке и идейном бесплодии

Ранее доктор Джордж Кэрри, епископ Кантабрии, произнес в Риме резкую речь, в которой набрасывался с нападками на Ислам и мусульман, обвиняя их в отсталости, упадке и идейном бесплодии из-за того, что они на протяжении нескольких веков не дали человечеству какое-либо существенное достижение.

В то же время он сказал, что между Исламом и демократией нет никакого противоречия, призывая мусульман к следованию примеру Турции и призывая также тех, кого он назвал умеренными мусульманами, к обязательности отказа от позорных дел тех, кого он называет мусульманскими экстремистами и террористами, усиливая при этом свое внимание на крайней необходимости пересмотра убеждений мусульман посредством критического ума, не останавливающегося у черты слов о безошибочности Откровения с предоставлением разуму свободной критики относительно небесного Откровения (как об этом это говорится в статье английской газеты «Дейли Телеграф» от 26 марта 2004 года).

В ответ на эту статью доктор Абдулла Робин из исламской партии «Хизб-ут-Тахрир» отправил доктору Джорджу Кэрри письмо, в котором он опровергает высказывания этого человека, и журнал «аль-Ваъй» счел интересным опубликовать на своих страницах это письмо доктора Абдуллы Робина.

«Доктор Джордж Кэрри! Благодарю тебя за твою заботу о создании еще большей согласованности и согласия между мусульманами и христианами и за то, что ты высказываешь свои мысли об Исламе и мусульманских странах. Однако я не согласен с тобой по поводу некоторых пунктов, но не отношусь к тем, кто высказывают критику в рамках политического запрета, который требует чрезмерного недопущения возможности выразиться о своем несогласии. Я пишу это письмо в качестве члена исламской политической партии, которую ты, может быть, считаешь «экстремисткой» по причине ее призыва к воссозданию Исламского Халифата. Я не возражаю тебе лишь из-за того, что ты выражаешь о своем несогласии, как это сделали некоторые из тех, кто опровергли тебя в средствах массовой информации. Хорошо, что ты не стал вносить путаницу среди диаспоры, которая в эти дни не готова к критике, как и не стал отказываться от ответственности перед истиной согласно твоему видению ее. Несмотря на свою высокую должность в английской церкви, ты не последовал позорному примеру того, кто, усмехаясь, спрашивает: «Что такое истина?» перед тем, как отказаться от нее перед всем народом.

Мы можем согласиться с тобой относительно некоторых пунктов, о которых ты сказал. Ты был прав, отметив о некоторых ужасных проблемах, которыми сегодня характеризуются мусульманские страны. Ты говорил об отсталости этих стран, о деспотичных диктатурах на Ближнем Востоке, которые угнетают их народы. То, что ты сказал в этой связи, действительно является истиной, несмотря на то, что я хотел бы видеть иное положение.

Я убежден, что нынешней причиной отсталости остается быть общественная слабость в понимании исламской идеи, прекращение правовой деятельности в иджтихаде и укрепление западным миром колониализма. Но в любом случае общеизвестно, что в свое время на протяжении нескольких столетий исламский мир был предводительствующей культурой во всех главных науках. Если сравнить наше прошлое с нашим горьким настоящим, то естественно понимается, что золотая эпоха Ислама имела место под сенью исламского Халифата, являющегося всеобъемлющим исламским политическим образованием, где религия не была отделена от жизни, и при этом развитие в нем в сфере материальных достижений распространилось во всем мире.

Но, несмотря на признание этого идейного и научного развития, многие западные обозреватели продолжают сравнивать это государство с теократией (религиозным правлением) в средние века (VII век), которая душила развитие на протяжении именно их истории. И естественно будет чудом, если сегодня из исламского мира произойдет какое-то научное или техническое открытие, поскольку материальное богатство, необходимое для финансирования научных лабораторий вывозится из этих стран, чтобы американцы пользовались дешевым топливом для своих машин. Добавь к этому то, что вполне возможно, что люди имеющие степень докторов в столицах стран мусульманского мира занимаются тем, что подают кофе в ресторанах, вместо того чтобы строить новую технику для человечества.

Это заставляет нас говорить о порочных правящих режимах. Мы видим, как мусульмане в Узбекистане подвергаются пыткам с применением кипятка из-за своей настойчивости совершать ежедневный пятикратный намаз. В Египте и других странах мусульмане преследуются правителями, с которых никто ничего не спрашивает. Стоит в отдельности отметить тот момент, что подотчетное правительство не является изобретением Шарль Луи Монтескье или Томаса Джефферсона. Подотчетное правительство в действительности является краеугольным камнем в исламской системе Халифата. Естественно то, что Запад продолжает поддерживать существующие на сегодняшний день многие порочные режимы, и ты заслуживаешь благодарность за то, что был прямым в своих словах о двойных стандартах Запада, которые нетрудно понять, почему они разжигают чувства ненависти у мусульман.

В этой связи представляется издевательством то, что ты расхвалил в качестве примера для развития некоторые системы правления в мусульманских странах, которые считаются самыми деспотическими. Ты представил Турцию в качестве положительного примера для страны, исповедующей Ислам и демократию, тогда как в светском военном режиме Турции мусульмане соблюдают свою религию в атмосфере страха и угроз. Например, в Турции во многих общественных местах для мусульманки было запрещено носить головное покрывало еще задолго, до того как Франция приняла свою известную антиисламскую позицию. Сохраняемая для себя армия часто использовалась этим режимом для устранения марионеточных правительств, навязывая самые суровые и жесткие формы светскости и не обращая при этом внимания на желания народа Турции. Ты говорил о короле Хусейне, амире Хасане, короле Абдулле как о значимых в Исламе именах, с которыми у тебя долгие годы были дружеские отношения.

Однако эти люди не были избраны народом Иордании, которым они в качестве одного рода правили на протяжении нескольких поколений, начиная с того времени, когда англичане впервые поставили их во власти. Нынешний амир партии «Хизб-ут-Тахрир» Ата Абу Рашта, являющийся амиром мировой исламской политической партии, которая не применяет насилие, провел долгие годы в иорданских тюрьмах только из-за того, что был официальным лицом, выступающим в Иордании от имени оппозиционной группы, которой является партия «Хизб-ут-Тахрир». Жаль, что нет подотчетного правительства. Ситуация же на самом деле намного хуже чем ты думаешь. Вызывает удивление тот факт, что ты считаешь, что эти люди обладают озаряющими и умеренными мыслями, хотя большинство мусульман в исламском мире считает их тиранами и покорными Западу людьми.

Ты также говорил о борьбе и проявлении исламской оппозиции по отношению к существующим режимам, и сказал, что Ислам «практически противодействуют всем религиям в мире», включая христианство. Кроме этого ты попытался рассказать о «причинах связывания Ислама с терроризмом и смертью». В некотором из сказанного ты был прав, говоря о том, что во всем мире Ислам ведет борьбу. Однако, по-моему, ты не смог хорошо выразиться о сути этой борьбы.

Например, ты упомянул о борьбе Ислама с иудаизмом, отмечая о существующем в Палестине насилии, хотя на самом деле это не борьба с иудаизмом. Дело в том, что эта борьба началась против английской оккупации Палестины после Первой мировой войны и против колонизаторских планов, направленных на создание еврейской родины над народом, живущим в Палестине, никак не считаясь с его желаниями. Английское правительство незаконно открыло возможности перед потоком европейских переселенцев, которые стали бежать от страшной кампании против семитизма, которая развернулась в светской Европе. В итоге случилось то, что еврейские переселенцы стали вести террористическую войну против палестинского населения, чтобы изгнать и покорить его.

С того времени как появилось государство Израиль, которое является государством для одних лишь евреев, мусульмане и христиане Палестины стали испытывать на себе ежедневный гнет оккупации и изгнание из своих земель. Поэтому сегодня в Палестине Ислам находится в борьбе с израильтянами не как с евреями, которые исторически в мире и спокойствии бок о бок жили с мусульманами на протяжении столетий, а как с оккупантами. Ты говорил о борьбе с христианством, однако мусульмане не бросают упрек христианству как причине их своих нынешних страданий. Они считают светскую демократию Запада зависимой от внешней политики, которая вредна и антигуманна. Поэтому, говоря о том, что Ислам и другие религии находятся в жестокой борьбе, ты тем самым заражаешь умы людей.

Мусульмане в Англии имеют проблему не с христианством, а со светской демократией, которая стоит за сторонниками плотских наслаждений и индивидуального эгоизма, и уничтожила устойчивые нравственные принципы во всех проявлениях общественной и личной жизни. Существующее сегодня социальное разложение не имеет никакого отношения к христианству, и поэтому мы не можем порицать христианство за то положение, в котором пребывают западные общества. Если некогда английская церковь была компасом нравственного ориентирования, то сегодня, согласно взглядам преобладающего большинства английского народа, она не имеет отношения к тому, что касается общественных дел. Церковь фактически отступила назад, утратила свою первоначальную сущность. Твои слова о том, что западные ценности основываются на «нравственных традициях и христианской культуре» могут и не служить интересам самого христианства.

В действительности, западные ценности основываются на светской культуре, которая возникла после религиозной реформы. Эти ценности больше связаны с такими принципами как «правда – это сила», «цель оправдывает средства». Эти два принципа относятся к учениям Никколо Макиавелли и корыстной (утилитарной) философии Джерими Пенсам, но не к учениям Нового завета или философии архиепископа Августина. В результате освобождения обществ от духовной основы люди стали материалистами, и стали обожествлять владельцев больших компаний. Вызов, который встречают сегодня те, кто верят в то, что религия играет в обществах большую роль, чем просто упоминание имени Аллаха в мечетях или церквях, должны понимать, что главным препятствием, которое стоит перед обществом – это не Ислам и даже не политический Ислам, а новая разрушительная форма военной светскости.

Западные светские мыслители отчаянно боролись ради установления политической философии так, что исповедование любой определенной идеологии сегодня стало восприниматься несерьезным делом. Сомнение и подозрение – это достоинства современной западной культуры, и кроме этого нет никакого иного компаса морального ориентирования. Единственно бесспорным утверждением у них является то, что необходимо бороться с политическим Исламом по причине его истин, которые не соответствуют с господствующими нормами. Современные обстоятельства привели к себялюбию, политическим заговорам, оккупации чужих земель, общественному ощущению среди людей преднамеренного отпугивания их от выполнения ими своих обязанностей, а также к жизни обществ в страхе не от «исламского терроризма», а от уличных банд, покушения на прохожих, изнасилования и других насильственных преступлений.

Я думаю, что это и является причиной того, что Запад находит затруднение в образовании поддержки для своих основных взглядов внутри исламского мира. Мусульмане видят, как под именем интереса изменяются ценности и принципы, и правдиво указывают на то, что если западные ценности и принципы на самом деле являются важными и истинными, то почему их не соблюдают? Недавно Вейль Хеттон сказал: «По истечении более двух лет со времени событий 11 сентября список основных западных ценностей и убеждений, которые мы позволили для себя искажать, постоянно увеличивается. Равенство перед законом, презумпция невиновности, право на беспристрастный суд, всем этим стали пренебрегать». Далее он говорит: «Мы разрушаем свою культуру».

Вызов, который встречают мусульмане – это соблюдение принципов Ислама. Дело в том, что когда мусульмане соблюдают свое право и даже свою обязанность в борьбе против оккупации, они в то же время должны остерегаться того, чтобы их мишенью не становились мирные граждане, будь-то в Мадриде, в Нью-Йорке или каком-то другом месте. Естественно существует опасная вещь, которую, к сожалению, корыстный Запад понять не смог. Дело в том, что западная военная светскость во время своей «войны против терроризма» приняла корыстный принцип – цель оправдывает средства. К этому же принципу могут прибегнуть и некоторые из тех, кто утратили терпение на протяжении медленной и трудной деятельности для политического изменения. Однако Ислам отвергает утилитаризм, даже если насилие против невинных гражданских лиц привело к осуществлению желанной цели, как, например вывод испанских сил из Ирака.

Ислам, как ты говоришь, пребывает в борьбе. Однако это не борьба с человечеством, а борьба с западной военной светскостью. Рассматривается ли эта война как критика в адрес Ислама или Запада или в адрес их обоих? Как ты знаешь, политическая философия Ислама строится на подчинении Создателю, и ценности Ислама предельно ясны. Ты призвал к принятию критики. Хорошо, Ислам способен принимать эту критику. На протяжении нескольких столетий мусульманские ученые вели полемики и диалоги между собой и с другими философами. Мнение о том, что Ислам представляет собой некую информацию, относящуюся к группе религиозных людей, не соответствует сущности исламской мысли и даже историческим данным. В любом случае диалоги и споры, которые должны происходить должны быть эффективными, и это является существенным положением в вопросе.

И для того чтобы диалог был эффективным, он должен происходить между Западом и теми, кто в различных положениях и ситуациях согласны с общественной и политической моделью для человечества. Нет смысла, когда западные обозреватели и лидеры проводят постоянные диалоги и встречи между религиями с «умеренными» исламистами, которые, по сути, согласны с ними в их взгляде на общество и согласны с ними в их политическом взгляде. Настоящий диалог может быть только лишь с людьми, которые противоречат им и имеют отличительные точки зрения, чтобы можно было в точности осведомиться с гипотезами, посылками и выводами этого диалога. Те, кто называются «умеренными» исламистами, по своей сути не обладают отличительными точками зрения, что в первую очередь и служит причиной их определения как «умеренные» со стороны Запада. Также очевидно, что точки зрения «умеренных» не являются главной опорой в исламском мире.

Существует и другое обстоятельство, которое необходимо пояснить, а именно то, что порядок работ подобных встреч должен охватывать всех. Я признаю, что призыв для установления исламского политического устройства может вызывать беспокойство и осторожность у некоторых кругов, но, тем не менее, этот призыв основан на правильной идее. Поэтому является обманом то, когда инакомыслящих людей называют экстремистами, тогда как мысли определяются либо как правильные, либо как неправильные. И поэтому слово «экстремизм» используется для того, чтобы избежать использования слова «неправильный», что может привести к идейному диалогу вокруг исламских и западных мыслей. Этого же Запад сильно опасается. Если диалог не строится на мыслях, то на чем он может строиться? Мусульмане желают вести диалог вокруг этих вопросов спокойно и разумно. Я лично приветствую этот идейный вызов.

Готовы ли также западные обозреватели к полному диалогу по поводу глубокого тревожного положения западных обществ? Ты указал на некоторые социальные проблемы, но ты можешь добавить к этому высокий уровень преступлений, распространенность наркотиков, неуважение к старым людям и антигуманная внешняя политика. И для того чтобы этот диалог был полноценным и значимым, необходимо, чтобы диалог охватывал вопрос о потребности западного мира в больших реформах и изменениях, несмотря на его технологический прогресс, поскольку эта тема не получает должного внимания. Недостаточно того, чтобы вы просто признавали существование слабости в западном обществе и наряду с этим продолжали призывать к экспортированию ценностей этого общества в исламский мир, тщательно не обсудив пригодность этих ценностей.

Вызов, который стоит перед Западом – это признание того, что все больше усиливающееся духовное вырождение невозможно сдержать и остановить без устойчивых принципов, строящихся на ясной идейной основе, которая признает ограниченность силы человека и его естественную природу. Ислам предоставляет такой образец, и мусульмане продолжают верить в него и строго соблюдать его. Нынешний диалог не смог стать глубоким и всесторонним, и если он будет продолжать оставаться таким, то увеличатся подозрения в том, что другие диалоги в лучшем случае будут односторонними, а в худшем случае будут служить орудием для политического изменения.

Возможно, имеется очень большое разделение между религиями, и возможно, что западный мир желает вновь исповедовать какую-то религию. Если это так, то в таком случае эта религия должна быть достойной того, чтобы верить в нее, должна быть религией, которая будет вести по истинному пути и возвышаться над всякими подозрениями, а также должна основываться на твердых разумных доказательствах. Поэтому я зову тебя к поиску вместе с нами к тому, чтобы ты бросал вызов и критически разбирал. Однако ты не думай увидеть нас в том виде, который ты усматриваешь как предварительное условие для обсуждения. Мы мусульмане готовы к прямым дискуссиям и обсуждениям, и будем ждать, чтобы увидеть того, кто со своими мыслями будет готов встретиться с нами.

Искренне доктор Абдулла Робин, член партии «Хизб-ут-Тахрир», Великобритания».

Доктор Джордж Кэрри, как он сам говорит, поспешно ответил на письмо доктора Абдуллы Робина, и в своем ответе сказал следующее:

«Дорогой доктор Робин! Хочу с признательностью осведомить вас о получении вашего письма, которое немедленно пришло к нам. У меня не было времени, кроме как быстро прочесть его, но хочу поблагодарить вас за вашу понимающую интонацию и за дух, в котором написано письмо. Могу сразу заметить, что оно служит сильным и интересным ответом, и я в значительной мере смогу понять его. Я признателен, потому что это именно тот ответ, который я ожидал.

Предлагаю продолжать поддерживать связь, и я вскоре постараюсь найти время для ответа в течение одной или двух недель. Я скоро выезжаю в Канаду, а затем в Денвер (США). Извините за такой поспешный ответ.

С благодарностью Джордж Кэрри»