Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/html/plugins/system/t3/includes/menu/megamenu.php on line 141
Кто есть кто в пакистанской политике?

pakistan-voteПо мере того, как страну охватывает предвыборная лихорадка, пришло время оценить политическую систему Пакистана и различных игроков, которые составляют его политическую среду. Действующая политическая система Пакистана в виде парламентской демократии  рассматривается как функционирующая только лишь потому, что впервые в истории страны правительство завершило полный срок и будет передавать власть новому правительству. Хотя в предстоящих выборах примут участие многие представители политической системы Пакистана, все же важно помнить, что политическая система Пакистана представляет собой нечто большее, чем просто выборы.


Следует также иметь в виду, что кто бы ни был избран 11 мая 2013 года, политическая система Пакистана в действительности никак не изменится. Нынешняя система Пакистана является продолжением оккупационного режима британского господства, которое свергло исламское правление на Индийском субконтиненте. Несмотря на то, что мусульмане проливали свою кровь с целью установить государство Пакистана во имя Ислама, именно британский парламент заложил основу законодательства Пакистана в рамках закона о независимости Индии от 1947 года. Хотя Пакистан принял свою первую Конституцию в 1956 году, все же эта и каждые последующие конституции, в том числе и настоящая конституция от 1973 года, были сформированы в рамках светского британского права.


Вирус иностранного вмешательства заразил все сферы политической системы Пакистана - системы, созданной уже ослабевающей Британской империей только для того, чтобы в конечном итоге быть подчиненной США. Выборы, президенты и премьер-министры зачастую кратковременны и не меняют основополагающие направления развития страны. В политической истории Пакистана доминировала то потенциальная угроза со стороны Индии после раздела, то советская экспансия в регионе в 1980 году, и сегодня здесь постоянно пытается доминировать Америка. Сменявшие друг друга режимы в стране просто реализовывали интересы различных политических сил в соответствии с этими региональными событиями.


В целом, в политической среде Пакистана можно выделить следующих участников:


Военные. Пакистанские военные является наиболее важным институтом страны. Они управляют системой безопасности, внешней политикой и стратегическими активами страны. Эта сила обеспечивает правление страной на протяжении более половины истории Пакистана. За этот период различные лидеры армии брали в свои руки управление гражданскими аппаратами, что оказывало влияние не только на политическую систему, но и на страну в целом. Наиболее драматические события произошли в эпоху правления генерала Зия-уль-Хака, когда исламские настроения в армии были использованы для поддержки проамериканской войны в Афганистане против Советского Союза.


Когда Первез Мушарраф стал начальником штаба сухопутных войск, он был вынужден бороться с такими настроениями, но после событий 11 сентября генералу Мушаррафу был предъявлен ультиматум о присоединении к американской «войне с террором», и в соответствии с обращением Америки Мушарраф начал процесс борьбы с теми, кто поддерживал Ислам. Мушарраф преследовал офисы исламских единомышленников и различными методами пресекал их деятельность.


Генерал Ашфак Каяни продолжил эту линию, однако он устранил военнослужащих от гражданских постов, что было наследием эпохи Мушаррафа, и упорно следовал идеям американской «войны с террором» в племенных районах. Под руководством Каяни в январе 2013 года стратегическая доктрина страны была изменена,  ориентированная на Индию доктрина была пересмотрена, и теперь внутренние угрозы стали представлять наибольший риск для безопасности страны. Индия больше не рассматривается как угроза для безопасности Пакистана, а  для военных главной целью стала американская «война с террором».


Семья Бхутто. Подобно политической системе Индии, в Пакистане также преобладают династические семьи, правившие на протяжении длительных периодов времени. Бхутто – многочисленное семейство землевладельцев из Синда - является эквивалентом семьи Кеннеди в США. Пакистанская народная партия (ПНП) была создана в 1967 году и с тех пор находится в руках семьи Бхутто, которая владеет более 10 000 акров земли в провинции Синд. И сегодня Синд остается основной базой поддержки семьи Бхутто.


С момента своего создания Пакистанскую народную партию (ППС) возглавлял Зульфикар Али Бхутто, который был правителем Пакистана с 1970 до тех пор, пока военный переворот не отстранил его от власти в 1977 году. Его последующее убийство (повешение) в 1979 привело к руководству ППС его дочь Беназир Бхутто. Она дважды приходила к власти в Пакистане: с 1988 по 1990, а затем с 1993 по 1996 год. Во время обоих ее сроков Беназир доказала, что она была некомпетентным правителем, а коррупция стала центральной частью ее правительства. В обоих случаях ее правительства были уволены, не успев даже завершить сроки. С 1998 года  и последующее десятилетие она провела в изгнании, курсируя между Дубаи и Великобританией, с целью восстановить свои ослабевающие позиции. А когда стали ослабевать позиции генерала Мушаррафа,  в 2006 году начались переговоры между официальными лицами США и британскими чиновниками о том, чтобы вернуть Беназир к власти. Что бы ни говорили в то время, но ее возвращение было результатом сделки между США и Великобританией, которую высветил в некоторых деталях Вашингтон Пост в декабре 2007 года: «Для Беназир Бхутто решение вернуться в Пакистан было предрешено во время телефонного разговора с секретарем Кондолизой Райс, этот звонок стал завершением длившейся более года тайной дипломатии и произошел только тогда, когда стало ясно, что наследница самой мощной политической династии Пакистана была единственной, кто мог выручить ключевого союзника Вашингтона в борьбе с терроризмом».


Асиф Али Зардари стал правителем на волне оптимизма в связи с гибелью Беназир Бхутто. Стоит отметить, что Зардари уже давно готовили США. До того, как стать президентом Пакистана, Зардари подготовил Залмай Халилзад (бывший посол США в Афганистане, Ираке и ООН) на роль правления в пост-Мушаррафскую эпоху. The New York Times сообщили об их отношения достаточно подробно в 2008 году: «Г-н Халилзаде разговаривал по телефону с г-ном Зардари, лидером Пакистанской народной партии, несколько раз в неделю в течение прошлого месяца, пока он не столкнулся с несанкционированными контактами» - сказал высокопоставленный чиновник США. Высокопоставленный пакистанский чиновник отметил, что отношения между г-ном Халилзаде и г-ном Зардари тянутся уже несколько лет, и что мужчины стали друзьями за то время, как г-н Зардари проводил время в Нью-Йорке с г-жой Бхутто. Г-н Халилзаде, будучи политически подкованным, понимал значение контактов с политическим руководством Пакистана задолго до того, как бюрократы в государственном департаменте поняли, что это может стать полезным в будущем», - заявил чиновник. Посол «не создавал и не менял политический курс, он просто стал альтернативным посредником». После убийства Беназир Бхутто Асиф Али Зардари манипулировал желанием Беназир и стал сопредседателем ПНП с его сыном Билявалом. По сути, Зардари стал лидером ПНП. Придя к власти, Зардари тщательно отстранил все те элементы ПНП, которые потенциально могли бы подорвать его авторитет.


По мере приближения времени проведения выборов, ПНП была сильно дискредитирована многочисленными коррупционными скандалами, явной некомпетентностью и кумовством. Падением популярности Зардари уменьшило шансы и способности ПНП в построении эффективной кампании в ходе всеобщих выборов. Именно поэтому они выдвинули Билявала Бхутто, чтобы восстановить традиционные ценности и связь  ПНП с недовольными избирателями.


Наваз Шариф. Семья Шариф является второй династической семьей в политической системе Пакистана. Наваз Шариф находился у власти дважды в периоды 1990-93гг. и 1997-99гг., пока он не был свергнут в результате переворота генерала Мушаррафа. Наваз Шариф - магнат из промышленной семьи, являющейся одной из крупнейших коммерческих структур Пакистана. Будучи владельцем Ittefaq Group - конгломерата ведущих сталелитейный заводов - он является одним из богатейших промышленников страны. По сообщениям Daily Pakistan в  2005 году семья Шариф является четвертой из наиболее богатых семей в стране и вторым богатейшим политическим лидером, состояние которой составляет приблизительно $ 1,4 миллиарда.


Как и в семействе Бхутто, время правления Наваз Шарифа правительства было наполнено  скандалами, коррупцией и некомпетентностью. Оба раза Наваз Шариф возглавлял правительство, при котором нация практически обанкротилась.  


Находясь у власти, Наваз Шариф служил американским интересам в регионе. Он подтвердил свою проамериканскую позицию в WikiLeaks, где он заявил тогдашнему послу Энн Паттерсону,  «что он «проамериканский». Тем не менее, публично он иногда критикует политику США». Дале отмечалось, что «он был благодарен США за назначение Генерала Каяни на пост главы пакистанской армии. Этим объясняется широко распространенное среди пакистанских политиков мнение о  том, что американская помощь имеет решающее значение в назначении на должности высокопоставленных чиновников в Пакистане».


Мухаджиры (мигранты). После раздела Индии в 1947 году многие мусульмане оказались на индийской стороне границы и, таким образом, около 8 000 000 мусульман мигрировали на территорию, которая позднее стала Пакистаном.  Мухаджиры приносили в жертву многое, чтобы оказаться в новой стране, созданной на основе Ислама. Их требования, как требования всех мигрировавших мусульман, заключались в том, чтобы их признали, обеспечили им безопасность, защитили их честь и трудоустроили. Однако сменявшим друг друга правительствам снова и снова не удавалось их реализовать. К концу 1970-х годов мухаджиры объединились на основе этнической принадлежности, поскольку система потерпела неудачу».


В 1978 году молодой студенческий лидер по имени Хусейн Альтаф учредил Всепакистанскую Студенческую организацию Мухаджиров (APMSO) и выступил за права мухаджиров Университета Карачи. Тогда в 1984 году было официально запущено Движение Мухаджиров Куами (ДМК) с целью обеспечения прав мухаджиров и признания их в качестве пятой национальности в Пакистане. Послание ДМК нашло отклик среди мухаджиров из крупнейших городов провинции Синд  - Карачи и Хайдарабад. Покровительство генерала Зия-уль-Хака сделало их третьей политической партией в стране. Для того, чтобы остановить рост ПНП через их базу поддержки в Синд, ДМК было организовано и вооружено как противовес ПНП. К периоду 1990-х годов ДМК находилось в состоянии войны с правительством, а для поддержки закона и порядка на улицах Карачи была призвана армия. Это продолжалось и во время правления Беназир Бхутто и Наваз Шарифа.


Каждая община в Пакистане нацелена на определенные политические партии. ДМК было создано изначально как партия Мухаджиров, однако теперь пытается представить себя как партия для всех пакистанцев, следовательно, меняет свое название с Движения Мохаджиров Куами на Муттахида (объединенное) Движение Куами. Национальную Партию Авами (НПА) поддерживают пуштунские сообщества. Все партии соперничают за контроль над Карачи и за достижения своих собственных интересов, не сильно отличаясь друг от друга. Провинция Пенджаб исторически доминировала над другими провинциями в гражданской, политической и военной сферах жизни. Все это выглядело негативно в глазах представителей других провинций, так как их в значительной степени игнорировали, что привело к применению ими насилия для защиты собственных интересов.


Считается, что Мухаджиры составляют около 21% населения Карачи. В крупнейшем пакистанском городе с населением, превышающим 20 миллионов человек, и являющемся экономическим и торговым центром Пакистана, контроль над провинцией Синд даст любой политической партии значительное влияние на национальном уровне.


Духовенство. Коррумпированные священнослужители Пакистана используют Ислам для достижения собственных политических целей. Они использовали искренние чувства людей к Исламу, чтобы получить политическое влияние, и ввели их и других искренних ученых в заблуждение. Эти люди пытались создать образ защитников интересов Ислама, но на самом деле ничем не отличались от «светских» политиков из той же самой политической системы. Эти священнослужители используют Ислам, чтобы получить власть, и отказываются от него, как только занимают нужные им посты, предпочитая участие в порочной светской системе, подобно другим политикам.


Их самая большая неудача заключается в том, что они еще никогда не представляли Ислам как систему правления для Пакистана, а были сосредоточены лишь на его отдельных аспектах. Хотя  среди священнослужителей есть искренние верующие, все же их подавляют те, кто закрепился в коррумпированной политической системе страны. Муттахида Маджлис-и-Амаль (ММА), которая была коалицией исламских партий, включавшей Джамиата улемов-и-Ислам и Джамаат-и-Ислами, сформировала правительство в Хайбер-Пахтунхва в 2002 году и возглавила коалиционное правительство в Белуджистане. Эти провинции были ключевыми пунктами в войне Америки с Афганистаном, которая распространилась на районы проживания племен. И сейчас, если не учитывать незначительную антиамериканскую риторику, а с точки зрения действий, они (священнослужители) вместо того, чтобы решать многочисленные  проблемы  Пакистана с помощью исламских мер, сами становятся частью этих проблем.


Судебные органы. Судебной системой Пакистана исторически манипулировали сменявшие друг друга правительства, военные диктаторы и внешние силы. До тех пор, пока существует целый ряд решений многолетней давности, которые вызывают многочисленные вопросы по поводу независимости судебной власти, манипуляции судебной властью всегда будут характерной чертой  политического ландшафта Пакистана. В основном, это объясняется отсутствием политической и идеологической осведомленности судебных органов, которые постоянно ссылаются на конституционные статьи с целью оправдать свои позиции. В стране политики придумывают законы, а судебные органы их эффективно исполняют. И хотя недавние события в судебной системе демонстрировали ее  уверенность и очевидную независимость, это всего лишь последний эпизод их манипуляций. В качестве примера приведем случай, когда Верховный суд в 2001 году вынес решение в пользу генерала Мушаррафа по делу переворота и отмены конституции. Верховный суд также заявил, что военный переворот был необходимостью и отвечал национальным интересам! Суд признал, что ситуация накануне переворота не могла быть разрешена конституционным путем.


Постоянное злоупотребление властью со стороны генерала Мушаррафа и его попытки провести выборы с использованием чрезвычайных полномочий привело к столкновению с судебной властью. Мушарраф недооценил ответную реакцию судебной власти и политической оппозиции об увольнении председателя Верховного суда, а также не ожидал последствий массовых движений. Движение юристов было приостановлено ПНП, что еще раз стало примером манипуляции судебной властью в чьих-то политических целях.


Имран Хан. Бывший игрок в крикет, ставший политиком, Имран Хан является единственным новым лицом в политической системе Пакистана. Интересен тот факт, что он был вовлечен в политику Пакистана с 1996 года, когда он основал партию Техрик-е-Инсаф (ПТИ). Однако в реальности партия Имрана Хана не является политической партией, поскольку у нее нет ни сильных связей в обществе, ни достаточной поддержки. На протяжении большей части своей непродолжительной истории в рядах партии не было заметных политиков, и по сей день она остается «театром одного актера». С 1996 года ПТИ впервые получила одно место в парламенте в 2002 - 2005 гг., которое Имран Хан занял сам.


В результате этого Имран Хан был вынужден обратиться к известным политикам, которые погрязли в коррупции. Он должен был выйти на других политиков и попросил их присоединиться к нему, чтобы укрепить ПТИ, и тем самым дать партии больше шансов на предстоящих выборах. Много известных политиков и технократов эпохи Мушаррафа, таких как Хуршид Касури, который занимает центральное место в американской войне с террором, а также пользующиеся дурной славой политики из ПНП и PML-N присоединились в ПТИ. Все это пагубное повлияло на его идею, так как многие стали задаваться вопросом, насколько независимым он мог быть,  учитывая мнения многих политиков своей партии, которые ранее выступали против ПТИ. К середине 2012 года некоторые политики начали покидать ряды ПТИ по мере того, как шансы партии получить большое количество мест быстро рассеивались. Марш в Вазиристане был отчаянной попыткой восстановить связь с массами.


Рост активности Имрана Хана после почти двадцатилетних попыток сделать хоть какую-нибудь отметку на политической арене Пакистана имеет особый смысл. В начале декабря 2011 года в News International подтвердили, что на встрече профильного комитета партии Пенджабский  президент ПТИ подтвердил существование секретного комитета, который функционирует для исследования данных о ее новых участниках, в числе которых бывшие чиновники Межведомственной разведки, генерал-майор в отставке и некоторые сотрудники Бюро разведки - то есть армия. Это будет означать, на данный момент армия поддерживает Имрана Хана. Посол США в Пакистане Кэмерон Мюнтер, отвечая на вопрос BBC о возможности возникновения антиамериканского правительства в Пакистане в случае победы на выборах 2013 года  Наваза Шарифа  или  Имрана Хана, сказал, что он встречался с обоими лидерами, которые выступают за проамериканское правительство.


Первез Мушарраф. Мушарраф доминировал в политической среде Пакистана со времени переворота в 1998 году и до своего ухода в 2008 году. В этот период он был фактически самым важным человеком в мире, так как Пакистан был центральным пунктом для Америки в афганской войне. Мушарраф недавно признался, что он лично подписал разрешение на атаку беспилотных самолетов ЦРУ ​​по стране. Важно помнить, что не сам Первез Мушарраф стал составной частью политической среды Пакистана, а именно роль главы армии. На последних выборах в 2008 партия Первеза Мушаррафа ПМЛ (Q) с треском провалилась, все 22 федеральных министра, который составляли основную часть кабинета Мушаррафа, потеряли свои места. Коррупция, некомпетентность и простое кумовство характерны для всего его правительства. Попытки Мушаррафа постоянно расширять свои полномочия в  роли президента путем конституционных изменений, а затем и посредством чрезвычайного положения, ослабили доверие к нему. Резня у Красной мечети и его надменность в лице Движение юристов, а также эскалация войны в северных районах -  все это сделал его и его окружение крайне непопулярными.


В настоящее время Мушарраф выступает от себя лично, так как он уже не является начальником штаба сухопутных войск, и вполне очевидно, что без мундира у него практически нет поддержки. Издательство The New York Times сообщило: «Мушарраф явно переоценил свою популярность, и для него было безумием думать, что он сможет переждать шторм, также он недооценил решимость судебных органов. Конечно, в пакистанских городах есть люди, которые думают, что во время его пребывания на должности положение дел было лучше, но все же большинство не видят в нем надежного лидера. Он правил в силу своего мундира. Теперь мундира нет, и Пакистан изменился».


США.  Хотя США не являются частью политической среды Пакистана, они оказывают непосредственное влияние на ее участников. Америка снабжала Пакистан оружием и помогала ему во время советского вторжения в Афганистан, и аналогично в очередной раз посредством оказания военной и экономической помощи обязала политическую среду страны защищать свои интересы в регионе. Через посла США в Пакистане и присутствие ЦРУ в стране, а также через представителей в регионе и различных официальных лиц США, которые постоянно совершают поездки в Пакистан, США смогли получить влияние в Пакистане и доминировать в его институциональной и политической среде. Посредством своего присутствия в Афганистане США удалось переориентировать военных в Пакистане сосредоточиться на племенных районах вместо Индии. США обошли даже «тройку» Пакистана из Президиума, Премьер-министра и Начальника штаба армии и вели дела непосредственно с лицами, ответственными за различные учреждения в Пакистане. Проходившие в Великобритании переговоры о возвращении Беназир Бхутто в политическую среду четко показывают, что именно Вашингтон, а не Исламабад определяет происходящее в Пакистане.


Выводы


С уверенностью можно утверждать о том, что Пакистан не является независимым государством,  и страна подчинена иностранной державе, то есть США. В политической системе Пакистана преобладают династические семьи, помещики-крепостники и оппортунистические группы, отдельные лиц и политики. Их единственная цель  - получить власть и богатство, несмотря на последствия. А придя к власти, они манипулируют законами таким образом, чтобы защитить и сохранить свои собственные интересы. Выборы - это жизненно важная часть такой системы, и это является причиной, почему даже искренний и порядочный человек не сможет добиться перемен в политической среде, где, с одной стороны, доминируют США, с другой - оппортунисты.


Наиболее ярким примером американского доминирования в политической среде Пакистана являются события, связанные с Раймондом Дэвисом, служащим министерства обороны США, который в январе 2011 года средь бела дня убил пакистанских граждан в Лахоре. В «Нью-Йорк Таймс» в подробном отчете изложили роль различных элементов политической среды Пакистан в операциях США, когда была разоблачена высадки армии секретных агентов с целью посеять хаос и насилие как часть войны Америки в Пакистане. Госдепартамент, ЦРУ и Пентагон  -  у всех были свои отдельные каналы для получения виз для своих сотрудников, и все они вели к столу Хусейна Хаккани, проамериканского посла Пакистана в Вашингтоне. У Хаккани был приказ из Исламабада быть снисходительным при выдаче виз. Когда уличные протесты усилились из-за заключения  сделки между правительством Пакистана и о Рэймонд Дэвисе, посол США в Пакистане договорился с главой Межведомственной разведки Ахмедом Шуя Паша и генералом Каяни о вывозе Дэвиса из Пакистана. Генерал Паша приказал оперативникам Межведомственной разведки в Лахоре встретиться  с семьями убитых и навязать урегулирование конфликта выплатой денежной компенсации. 16 марта 2012 года прошло судебное заседание по делу Рэймонда Дэвиса, и в Нью-Йорк Таймс описали произошедшее следующим образом: «Судья приказал освободить зал суда, и тайный план генерала Паша начал разворачиваться. Через боковой вход в комнату вошли 18 родственников жертв, а судья объявил, что суд по гражданским делам перешел в шариатский суд. Каждый из членов семьи подошел к Дэвису, некоторые из них со слезами на глазах или открыто рыдая, и объявил, что он или она простили его». Оперативники Межведомственной разведки вывели Дэвиса из здания суда через черный вход и затолкнули его в ожидающий их автомобиль, который устремился в аэропорт Лахора. Правительство Пакистана сговорилось с США через американского посла в Пакистане Кэмерона Мюнтера, разведслужба навязала решение Америки семьям, в которых люди потеряли своих мужей, братьев и сыновей, а судебные органы вновь оказались под влиянием определенных сил. Такова политическая среда в Пакистане, установленная ранее ушедшим британским и доминирующим сегодня  влиянием США и используемая оппортунистами в целях личного обогащения. Эта система сломала хребет народа, и сейчас Пакистану нужна другая, новая политика.


Аднан Хан
khilafah.com
перевод halifat.info