Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/html/plugins/system/t3/includes/menu/megamenu.php on line 141
Неоконсерваторы и их влияние на американское общество

Неоконсерваторы10 июля 2003 года член конгресса, Рон Пол, обращаясь к американским сенаторам по поводу влияния неоконсерваторов на американскую политику, сказал: «Мы дошли до сегодняшнего положения, поскольку эти идеи фактически имеют свои результаты. Дурные мысли имеют дурные результаты. В итоге даже лучшие намерения получают нежелательные результаты. Мы должны знать природу и суть философских идей, которые привели нас к такому положению. После этого мы, возможно, отвергнем их и решим выбрать другую совокупность идейных норм».

11 августа 2003 года кандидат на пост президента от демократов Гаверд Дейн сказал: «Президент Буш является человеком, который вызывает большой интерес к своей персоне. У меня есть основания полагать, что он находится под влиянием неоконсерваторов, которые окружают его».

Оба заявления указывают на возрастающее ощущение напряженности в среде американских политиков, кандидатов на пост президента, журналистов, академиков и крупных информационных деятелей по поводу все более усиливающегося влияния неоконсерваторов на американскую политику. Среди американских консерваторов течение неоконсерваторов является малоизвестной идейной школой. На сегодняшний день это течение стало самой большой идейной силой в американской политике.

Кто они – эти неоконсерваторы, и во что они верят? Какое влияние оказывают их идеи на Америку после событий 11 сентября? И наиболее важным является вопрос о том, сколько времени будет продолжаться их влияние на американскую политику?

Что такое консервативное движение?

В общих чертах консерватизм можно охарактеризовать как совокупность идей, которые долгое время формировали западное мышление для правительств и для политики. Прежде всего, консерваторы заботятся о сохранении существующей социальной системы. Воплощение идей и ценностей, которые формируют общество с его системой, они любят называть традицией. По этой причине консерваторы являются естественными хранителями интересов капиталистов и других групп, обладающих властью в обществе, таких как аристократы и монархисты. Что касается мышления консерватора, то при решении возникающих проблем для него традиция имеет преимущество над логикой и теорией. Однажды лорд Галишам сказал: «Один грамм практики равен одной тонне теории». Поэтому они долго не думают над проблемами или над разработкой теорий. В решении проблем они опираются на опыт, традиции и мудрость (философию).

 Консерваторы не желают предоставлять излишнюю свободу, поскольку, согласно их взгляду, она способствуют распаду общества. Они призывают к тому, что свободы людей должны гарантироваться через сильные правительственные учреждения. Однако при этом ими не одобряются принцип эксплуатации и индивидуализма, потому что оба этих понятия ставят личные интересы человека превыше интересов общества и семьи, и тем самым разрушают социальную ответственность.

Консерваторы считают, что религия необходима для нравственного становления общества. Как-то Дазраили сказал: «Религия дает политике ее смысл и достоинство». Консерваторы убеждены в том, что власть закона является жизненно важной для защиты социального строя, и они часто требуют сурового наказания для тех, кто нарушает законы.

Консерваторы являются лидерами экономики, строящейся на свободном рынке, и сторонниками минимального вмешательства правительства в рынок. При этом они убеждены, что правительство должно быть сильным и влиятельным, но не больше этого, и, кроме того, должно быть свободным от бюрократии.

Так выглядят основные мысли, которые формируют идею консерваторов в таких западных странах как Англия и Америка. Американский консерватизм отличается от английского консерватизма тем, что оправдывает большинство своих идей, опираясь на американскую историю. Консервативные идеи в Америке представляет республиканская партия.

Следует знать, что консерватизм – это идейная школа, в которой имеется несколько направлений. Одни из этих направлений в американской политике являются умеренными, тогда как другие – крайне экстремистскими. Неоконсерваторы считаются ультраправым направлением консерватизма.

Идеи, которые формируют философию неоконсерваторов.

Неоконсерваторы являются последователями Лью Штрауса и зачастую они известны как штрауситы.

Лью Штраус, еврей по происхождению, приехал в Америку из фашистской Германии в 1938 году и стал преподавать в «Новой школе социальных исследований», а затем в Чикагском университете, где смог собрать вокруг себя примерно сотню докторантов, которые впоследствии стали сторонниками его философии и заняли важные посты во многих учреждениях. Отличительные пункты этой идеи можно вкратце выразить в следующем.

1. Отказ от новизны и предпочтение логики традиции.

Последователи Штрауса убеждены, что философия до новой эпохи (новизна) лучше, чем философия после новой эпохи как, например, эпоха просвещения. Они предпочитают то, что было до новизны, и выступают против нее. В их понимании это не называется религией (как это видно во многих проявлениях религиозного фундаментализма в различных частях мира), или традицией (как консерваторы со времени Эдмонда Борка). Они называют это логикой и философией. В их понимании логика и философия отличается от понимания логики и философии в эпоху просвещения. Это оказывает следующее влияние:

1. Этот метод мышления означает отдаление от доминирующего консерватизма, который очень ценит традицию. Между тем как штрауситы, наоборот, считают логику единственно правильной формой мышления, и с презрением относятся к империалистической идее и в меньшей форме к традиции.

2. Такое положение ставит штрауситов в прямую борьбу с философами, являющимися сторонниками новой эпохи, которые считают, что время философов предшествующей эпохи завершилось, и что они уже не представляют никакой значимости. Таким образом, штрауситы во многом ссылаются на таких философов как Платон, Гоббс, Лука…

2. Философы – это естественные правители общества.

Учения Штрауса во многом сосредотачиваются на формировании общества философскими мыслями. В сущности его учения можно охарактеризовать как политическую философию, потому что согласно их пониманию, сила необходима для претворения мыслей в обществе. Штраус настаивает на необходимости заново понять философские идеи классических философов. По его мнению, философы до новой эпохи не могли свободно выражать свои взгляды, опасаясь гонений, и прибегли к составлению книг, содержащих в себе скрытые смыслы. Штраус убежден, что только он обладает способностью раскрывать эти смыслы или истины и применять их в современном мире. Он испытывал неприязнь к современным философам, которых обвинил в предоставлении возможности для познания простым людям, и которые тем самым, получается, уменьшили степень значимости философов. Вследствие этого последователи Штрауса устремились к раскрытию смыслов или новых истин, проявляя сильное рвение в достижении власти для претворения в обществе своего понимания истины.

3. Ложь и обман необходимы для сохранения власти.

Как и Платон, Штраус убежден в том, что люди делятся на тех, кто руководит, и тех, кем руководят. Однако в отличие от Платона, считавшего, что руководить должны только люди с высокими моральными качествами, способные противостоять соблазнам власти, Страус считал, что пригодным руководить является тот, кто не признает никаких нравственных качеств, кроме одного естественного «права сильного управлять слабым». Иными словами, это требует постоянного обмана со стороны правителей ради возможности управлять своим народом. В таком обществе массам сообщают только то, что они должны знать, а не то, что является истиной. Понимание истины – это достояние правящей элиты, и ее нельзя открывать другим. О нужде в обмане известный неоконсерватор Майкл Ладен сказал: «Ради того чтобы добиться лучших достижений можно принуждать руководителя делать зло».

4. Использование религии для господства над массами.

Религия для Штрауса это – фактор, который сохраняет общество единым. Иные неоконсерваторы, такие как Эрвинг Кристол доказывают, что отделение религии от государства было самой большой ошибкой, которую совершили основатели американской республики. По поводу этой темы Майкл Ладен говорит: «Смерть ради своей страны не приходит естественным образом. Современные армии, формируемые из масс людей, должны вдохновляться, быть храбрыми и готовиться через убеждения. Религия служит основным положением для военной программы, поскольку вероятней всего солдаты, будут рисковать своими жизнями, если будут верить в то, что они навечно будут вознаграждены за то, что служили своей стране». Так почему неоконсерваторы поддерживают религию? Штраус убежден в том, что религия нужна для установления над массами морального закона, без которого они станут неповиноваться государственной власти. В то же время он настаивает на том, что религия нужна только для масс, а правители не обязаны соблюдать ее. Согласно их взглядам светское общество – это самое наихудшее из возможного, поскольку оно неизбежно приводит к индивидуализму и либерализму, которые могут стимулировать сопротивление, а это ослабляет, причем в опасной форме, потенциал и силу общества при взаимодействии с внешними угрозами.

5. Враждебный патриотизм.

На Штрауса большое влияние оказали взгляды философа Томаса Гоббса. Он, как и Гоббс, убежден, что вражда является естественным состоянием людей, и выйти из него возможно только через создание могучего государства, построенного на патриотизме. Он говорит: «Человечество по своей природе является злым, а значит человечеством нужно управлять». Однажды он написал: «Это правление можно установить тогда, когда люди едины, а едиными они могут быть только против других людей». Дополнительно к этой теме в статье «Убеждение неоконсерваторов» Эрвинг Кристол пишет: «Патриотизм – это естественное и здоровое чувство, и оно должно поощряться всеми общественными и частными организациями. В точности, мы являемся народом из переселенцев. И это есть сильное американское чувство». Все это означает, что Америка нуждается в постоянной угрозе, или в постоянном образе врага, для того чтобы разжигать патриотические и националистические чувства. Неоконсерваторы считали, что с развалом Советского Союза было необходимо срочно заменить его другим врагом. Сегодня этим врагом является Ислам.

6. Постоянная война порождает стабильность.

Штраус убежден, что политическая система может оставаться стабильной до тех пор, пока перед ней стоит внешняя угроза. Подобно Макиавелли, он говорит, что если нет внешней угрозы, то ее нужно создать. Штраус считает, чтобы сохраниться ты должен постоянно воевать. Постоянная война, но не постоянный мир – это то, во что верит Штраус. Такие взгляды естественно ведут к враждебно настроенной и угрожающей внешней политике государства, и к такой внутренней политике, где не считаются с оппозицией и не проявляют к ней терпимости. Ученики Штрауса, неоконсерваторы, считают внешнюю политику средством для осуществления «национального достоинства» в определении Эрвинга Кристола, который в 1983 году сказал, что это национальное достоинство, которое переходит узкие границы (недальновидную национальную безопасность).

Все, что может вести к мировой стабильности, как, например ООН, мировое правительство, является неприемлемым для последователей Штрауса. В своей статье «Убеждение неоконсерваторов» Эрвинг Кристол пишет: «Мировое правительство – это ужасная идея, поскольку она может привести к мировому произволу. На международные организации, которые в конечном итоге указывают на мировое правительство, следует обратить глубокое внимание».

7. Наилучшее американское руководство.

Штраус не написал ничего о наилучшем американском руководстве. Однако об этой теме детально написали его ученики. Два неоконсерватора, Вильям Кристол и Роберт Кайген, заявили об этом в августе 1996 года, написав в журнале министерства иностранных дел «Форин Эфир» статью под названием «К новой рейгановской внешней политике», в которой говорится: «Сегодня, когда возможно империя зла уже побеждена, Америка должна стремиться проводить наилучшее американское руководство, поскольку ранее у Америки не было такого золотого шанса, для того чтобы распространять демократию и свободные рынки за пределами страны. Ранее положение американцев не было настолько превосходным как сегодня. Таким образом, соответствующей целью Соединенных Штатов должна быть защита этого главенства в меру всех сил и на протяжении самого длительного периода, который возможен». Эти два неоконсерватора сочли незначительными тех пессимистов, которые предостерегают от империалистической экспансии или опасности приобретения врагов. Вместо этого они (два неоконсерватора) призвали к большому увеличению военного бюджета Америки (для защиты роли Америки, как мировой опоры), а также призвали к принятию мер для воодушевления американского народа, не исключая при этом возможности осуществлять это посредством размещения по всему миру военных баз и проведения моральной внешней политики, направленной на проведение влиятельного призыва к американским принципам правления за пределами страны.

Теория главенства не позволяет существованию многополярного мира, и взамен этого, она поддерживает идею того, что мощное государство, обладающее властью и которому нет равных, должно формировать существующий мир согласно своим интересам. Через прочное установление законов главенствующая сила может сохранять свою господствующую над миром позицию. Вследствие принятия этого взгляда неоконсерваторы ввели раскол в республиканскую партию и разногласия в правительство, так как многие из республиканцев до сих пор убеждены, что Америка может сохранять положение великой силы путем проведения своей власти в многополярном мире.

Это некоторые идеи Штрауса, которые в точности определяют основное мышление неоконсерваторов. Некоторые из этих идей согласно представлению неоконсерваторов о мире, являются укоренившимися, как, например роль религии в обществе или экспансия американской власть. Все же, несмотря ни на что, особенности философии Штрауса говорят о том, что она – даже по оценкам самих консерваторов – фактически, и, по меньшей мере, является экстремистской.

В настоящее время, при Буше-младшем, неоконсерваторы господствуют в американском правлении. Мысли этих неоконсерваторов основываются не на традиции, а на разуме и логике, и на применении своих философских мыслей в обществе. Ради достижения власти и сохранения ее в своих руках они пренебрегают моралью, допускают ложь, используют религию для господства над массами, рассматривают религию как фактор, который осуществляет сплоченность общества и побуждает людей к самопожертвованию ради их целей. Они стремятся объединить свои народы путем образования у них одних сильных национальных чувств и одного общего для них врага, против которого они станут объединяться, как только им скажут, что он представляет для них настоящую угрозу. Сегодня своим врагом они определили Ислам.

Каким образом неоконсерваторы пришли к власти?

Перед тем как говорить о влиянии идеи неоконсерваторов на американское общество, необходимо понять, как они пришли к власти. Как было сказано раньше, главный признак их идеи состоит в том, что философия должна быть связана с обществом, т.е. другими словами, философские мысли должны претворяться в жизнь и не должны служить только лишь для идейного удовольствия. Эта идея побудила многих учеников Штрауса к тому, чтобы стремиться занять важные должности в правительстве, а также центральные посты в области исследований и информации.

Заместитель министра обороны Пол Вульфовитс считается неоконсерватором в правительстве. В администрации Буша этот человек является руководящим звеном в делах сферы обороны. К другим находящимся в правительстве неоконсерваторам относятся: Дуглас Фейс (третий человек в Пентагоне), являющийся помощником-секретарем в министерстве оборонной политики; Луис Скутер Лейбий (начальник генерального штаба Чейни), пользующийся покровительством Вульфовитса; помощник-секретарь по использованию оружия Джон Полтон, который в настоящее время назначен в министерство иностранных дел, для того чтобы держать под контролем Колина Пауэлла, а также Элиот Абрамс, который недавно назначен директором центра политики Ближнего Востока в Национальном совете безопасности. Что касается неоконсерваторов вне правительства, то самыми влиятельными из них являются бывший глава ЦРУ Джеймс Уолсли, который неоднократно пытался связать события 11 сентября и письма со спорами сибирской язвы с Саддамом Хусейном; Ричард Перл, который ушел в отставку со своего добровольного поста (пост, на котором не получают жалование) в качестве главы консультационного комитета в министерстве обороны после скандала, связанного с его попыткой оказать влияние на членов конгресса.

Неоконсерваторы существуют в самом сердце исследовательских центров консерваторов. Самым ярким из этих центров считается Институт американских проектов. Такие личности как Ричард Перл, Майкл Робин (эксперт по делам Ближнего Востока) и Джон Полтон – бывшие члены этого института. Данные центры в большей степени финансируются организациями консерваторов, как, например организациями Брэдли и Оулин. Внешняя политика неоконсерваторов обращается больше вокруг идеологии, чем вокруг торговых и промышленных интересов.

Самой большой связью между этими исследовательскими центрами консерваторов и израильским лобби (группа представителей экономически сильных структур, оказывающих влияние на государственную политику) является еврейский институт по вопросам национальной безопасности (Джинса), находящийся в Вашингтоне и поддерживающий партию Ликуд. Этот институт отправил большое количество экспертов (не являющихся евреями) министерства обороны в Израиль со специальными поездками. Например, этим институтом был отправлен в Израиль отставной генерал Джей Джорнер, который после войны был в унизительной форме отстранен от управления делами Ирака. В октябре 2000 года он был одним из тех, кто подписал письмо от имени института Джинса, которое начиналось словами: «Мы убеждены в том, что в течение нынешних волнений в Израиле армейские силы министерства обороны Израиля проявили блестящее самообладание перед насилием, которое было активизировано палестинским руководством».

Само израильское лобби делится на два крыла: еврейское и христианское. Вульфовитс и Фейс имеют с еврейско-американским лобби крепкие связи с целью поддержания Израиля. Вульфовитс, у которого в Израиле имеются родственники, работал связным чиновником между администрацией Буша и американо-израильским комитетом по общественным делам. А что касается Фейса, то сионистская организация в Америке наградила его как «активного деятеля во благо Израиля». Во время Клинтона Фейс и Перл, еще не находясь во власти, подготовили политический документ для партии Ликуд, в котором израильскому правительству рекомендовалось положить конец ословскому мирному плану, продолжить оккупацию западного берега реки Иордан и разрушить правительство Ясира Арафата. Эти эксперты отличаются от общего образца американских евреев, большинство которых в 2000 году проголосовало в пользу Гора. Наиболее активными в пользу партии Ликуд среди избирателей республиканцев являются протестанты фундаменталисты на юге Америки, где сторонники правого религиозного направления убеждены в том, что Аллах даровал всю Палестину евреям. Эти общества религиозных фундаменталистов передают миллионы долларов для финансирования еврейских поселений на оккупированных землях.

Другую твердыню неоконсерваторов в Пентагоне занимает ряд правых информационных империй, истоки которых, несмотря на свою контрастность, восходят к Британскому Содружеству и Южной Кореи. Так, например Роберт Мардох распространяет пропаганду посредством своей телевизионной сети «Фокс», а его еженедельник «Зэ Уикли Стандарт», редактируемый Уильямом Кристолом, играет роль рупора для таких неоконсерваторов, как Перл, Вульфовитс, Фейс, Уолси, а также и для правительства Шарона. Есть и еще одно издательство «Зэ Нэшнл Илтэрст», финансируемое Конрадом Блэком, который владеет около 500 газетами в разных частях мира, и наиболее известными из них являются «Иерусалим Пост», «Дейли Телеграф», «Санди Телеграф». Но самой удивительной из этих информационных империй является сконцентрированная вокруг «Вашингтон Таймс» сеть, которой владеет рецидивист христианин из Южной Кореи, священник Сан Миянж Мон. Его империя обладает информационной сетью «Ю-Би-Эй», возглавляемой в настоящее время Джоном Солифаном, который в свое время писал для Маргарет Тэтчер обращения и работал в Канаде редактором для Конрада Блэка.

Объединение неоконсерваторов в 90-х годах произошло посредством (PNAC) «Американский проект нового столетия», которым руководил один из корреспондентов «Зэ Уикли Стандарт». Они использовали PNAC для издания нескольких общественных посланий, которые в основном подписывались Вульфитсом и другими лицами, которые впоследствии стали членами команды Буша во внешней политике государства. В этих посланиях они призвали США оккупировать Ирак, и поддерживать атаки Израиля против палестинцев.

Как только неоконсерваторы достигли успеха в объединении своих сил, они принялись за то, чтобы овладеть Джорджем Бушем-младшим с той целью, чтобы он привел их к власти. Как это произошло? Некоторые сказали, что это произошло в течение первых президентских выборов. Неоконсерваторы опасались, что Буш-младший окажется таким же, как и Буш-старший, который потерпел неудачу в оккупации Ирака в 1991 году и оказал давление на Израиль для продвижения ословского мирного процесса. Они также опасались того, что его администрация, как и администрация Буша-старшего будет под влиянием таких умеренных республиканцев-реалистов как Пауэлл, Пиккер и Скокрофт. Поэтому до тех пор, пока не стало ясным, что Буш одержит победу, они поддерживали независимого сенатора Джона Маккейна.

Затем неоконсерваторам посчастливилось, когда полномочия президента временно, на период выборов, взял на себя Чейни, который воспользовался этим удобным случаем, для того чтобы заполнить администрацию своими друзьями из неоконсерваторов. Вместо ожидаемого многими выдвижения на роль реального главы во внешней политике министр иностранных дел Пауэлл оказался заблокированным в правой сети Чейни, которая состоит из Вульфовитса, Перла, Фейса, Полтона и Лейбия.

То, что стимулировало Буша установить крепкую связь с неоконсерваторами – это его происхождение. Его родители были из высшего сословия. Он принял идею южного фундаментализма после лечения от алкоголизма. Иногда воодушевление христианским сионизмом и восхищение израильским солдатом имеют место в просвещении христиан на юге Америки. Поэтому Буш еще до 11 сентября стал отдаляться от Пауэлла в сторону Вульфовитса.

Неоконсерваторы после 11 сентября

Когда Буш пришел к власти, его администрация имела крепкие связи с нефтяной и военной промышленностями через таких ответственных лиц, как Райс, Чейни и Рамсфельд. Правая экстремистская идеология стала источником для идей администрации, воплощаясь в таких личностях как Вульфовитс, Лейбий, Фейс и Полтон и других неоконсерваторах. На близкого друга Буша и отличительного стратега Республиканской партии, Карла Роуфа, была возложена задача по доведению политики администрации до избирателей. Агитация, которую он ведет – это приобретение избирателей для поддержки политики Буша, которая по существу представляет совокупность промышленных и торговых интересов, связанных с идеей Штрауса. Это означает, что Колин Пауэлл и его администрация фактически оказались в затруднительном положении.

Сделав первый главный шаг, неоконсерваторы стали ожидать сильного и внезапного события, которое поможет им изменить американское общество в свете философии Штрауса. В 1999 году Майкл Ладейн словно предсказал такое событие, которое они ждали, когда говорил о событии подобном Перл-Харбору, которое пробудит Америку. 11 сентября явилось именно тем событием, которое они ожидали, и которое предоставило полную свободу действий по реализации плана неоконсерваторов ради осуществления идеи «Господствующая Америка».

Их призыв начался с активизации американского общественного мнения через возбуждение национальных и патриотических чувств американцев. Они не только не ограничились преувеличенным изображением угрозы со стороны «аль-Каиды» и непокорных мусульманских стран, но и многократно повторяли это для американского общественного мнения, что в итоге способствовало объединению американского народа вокруг Буша и подавлению всякой оппозиции и особенно политической. Так Америкой овладел враждебный национализм, и неоконсерваторы начали претворять в жизнь свои идеи.

По причине сильной враждебности неоконсерваторов к свободе, индивидуализму и секуляризму, они смогли провести в жизнь «национальный американский закон», который подавил гражданские свободы. Они побудили христиан-фундаменталистов, таких как Джерри Фолвил и Пэт Робертсон публично издеваться над Исламом и сыграть в обществе наибольшую роль. Таким образом, Джордж Буш стал первым американским президентом, который начал устраивать в Белом Доме занятия для изучения Торы. А его друг – генеральный прокурор Эшкрофт стал устраивать подобные еженедельные занятия в министерстве юстиции. Оба этих человека все больше и больше начинают смотреть на войну против терроризма с позиции Торы, т.е. войны добра против зла. Целью принятия неоконсерваторами подобных инициатив было укрепление общества и предоставление политике мощной моральной поддержки.

До 11 сентября 2001 года на международном уровне были поспешно расторгнуты соглашения, такие как соглашение о противоракетной обороне (ПРО) и другие. А после 11 сентября Америка быстро освободилась от норм международного права. Отправившись на войну против Ирака, Америка фактически нарушила женевские конвенции, пренебрегла международным сообществом и отказалась от обращения в ООН. Все это произошло ради осуществления ее желания иметь мировое господство. После нападения на Ирак неоконсерваторы ждали того, что мощь американской армии заставит Ирак и всех арабов капитулировать. Исходя из такой логики, Пентагон пренебрег бедой иракского народа, отказавшись восстановить для него пользование основными услугами, чтобы он согласился с американской милостыней и в итоге примирился с американской оккупацией Ирака. Следуя идее неоконсерваторов о необходимости существования постоянной войны, многие из них, как в правительстве, так и вне правительства, не повременили назвать Сирию и Иран следующими целями Америки.

С того времени, как администрация Буша пришла к власти, метод Штрауса о «скрытых смыслах» и «обмане» стал использоваться, для того чтобы вводить народ в заблуждение, как в самой Америке, так и за ее пределами. Был сформирован особый отдел по организации планов, отвечающий за измышление многих лживых фактов: об оружии массового уничтожения в Ираке, о малочисленных потерях американских войск. И даже когда очевидные факты противоречили утверждениям Пентагона о том, что за большой частью иракского сопротивления стоят сторонники Саддама и иностранные боевики, администрация Буша придумала новые вымыслы, стремясь избежать всего, что дает понять о том, что иракское сопротивление американским силам ведется местным населением. Высший предел обмана проявился на Генеральной Ассамблеи ООН, когда Буш отказался признать очевидную истину, а именно то, что оправдание Америки в пользу войны против Ирака было большой ложью.

Насколько продлится пребывание неоконсерваторов у власти?

Ислам поднял жителей Ирака на борьбу против американской оккупации, и в результате этой борьбы в политике неоконсерваторов стал появляться раскол. Более худшим для неоконсерваторов стало возрастающее количество жертв среди американских сил и расходы на оккупацию Ирака, что вынудило их просить помощь у ООН. Если Буш не будет способен обеспечить безопасность в Ираке и подавить все возрастающее осуждение в самой Америке, то богатые капиталисты, которые профинансировали избирательную кампанию Буша в 2000 году, могут начать думать о другой администрации, которая будет способна обеспечить их интересы. В результате ослепления гордостью и впадения в академические теории, неоконсерваторы совершили непоправимые политические ошибки. Они пренебрегли реакцией союзников Америки и недооценили силы мусульман в Ираке, как и потерпели неудачу в подготовке американского народа к идее «Господствующая Америка». Время само ответит на вопрос о том, сколько будет существовать эксперимент неоконсерваторов.

 

Абид Мухтар

Аль-ваъй