Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/html/plugins/system/t3/includes/menu/megamenu.php on line 141
Серьезность в размышлении

Размышляющий человек, равным образом размышляет ли он поверхностным мышлением, или же размышляет глубоким, или озаряющим мышлением, он должен быть серьезным в своем размышлении. Да верно, что размышляющему поверхностным мышлением – не поможет для достижения серьезности поверхностность его размышления, однако он своей удаленностью от напрасности и обыденности – может стать серьезным. Серьезность не нуждается в углублении, хотя углубленность и побуждает к ней, и не нуждается в озарении, хотя озарение требует её, потому что серьезность – это наличие цели и стремления на пути достижения её, наряду с прекрасным знанием изучаемой действительности, т.е. той, над которой ведется мышление. Размышление над опасностью – это не рассмотрение самой опасности, а это чтобы остеречься от неё, размышление о еде – это не рассмотрение питания, а это чтобы добыть её, размышление над игрой – это не рассмотрение самой игры, а это чтобы поиграть (развлечься), размышление о прогулке – это не рассмотрение самой прогулки, а это чтобы получить удовольствие посредством прогулки, размышление над установлением закона – это не рассмотрение самого закона, напротив, это всего лишь чтобы установить этот закон, и так каждое мышление, каким бы оно не являлось, оно  либо размышление над вещью, либо размышление над действием по отношению к этой вещи. Размышление над вещью обязательно должно осуществляться для познания её, а размышление над действием по отношению к этой вещи должно быть для совершения действия связанного с ней. И в обоих случаях, нельзя, чтобы проникла к ним напрасность, и чтобы управляла этим размышлением привычка размышлять над вещью, или над действием с ней. И когда удалится напрасность и привычка, то тогда в действительности появится серьёзное мышление, ибо станет несложным появление определенного умысла и стремления для осуществления этого умысла, а также станет несложным, и даже неизбежным, появление определенного представления действительности этого умысла, к которому он стремится, т.е. действительности того, над чем он размышляет.

Поэтому, серьезность может быть в поверхностном размышлении, равно как может быть и в глубоком размышлении и в озаряющем размышлении, хотя в основе серьезность возникает в глубоком и в озаряющем рассуждении. Однако серьезность не является обязательной для мышления, напротив мышление многих людей не имеет серьезности. Они выполняют действия по привычке, как продолжительность, и напрасность в их мышлении присутствует в явном виде. Поэтому, серьезность достигается упорной работой, в основе которой есть определенный умысел, и стремление выработать в себе это качество является этим же умыслом, отсюда можно сделать вывод, что серьезность не является естественной, даже если в некоторых людях наблюдается то, что человек серьезен по своей природе.

Однако серьезность, которую мы имеем в виду, не выступает абсолютной серьезностью, напротив, эта серьезность на уровне того, над чем он размышляет, ибо если она не будет на таком уровне, то не будет считаться серьёзностью. Человек, размышляющий над женитьбой, и затем не заботящийся о последствиях женитьбы, не является серьезным в своем размышлении о женитьбе. Человек, размышляющий о торговле, а затем растрачивающий всю прибыль от продажи, не является серьёзным в своем размышлении о торговле. Человек, размышляющий о том, чтобы стать судьей, а затем не делающий ничего, кроме стремления достичь кресла судьи, не является серьёзным в том, чтобы стать судьей, напротив, он серьёзен всего лишь в том, чтобы стать работником прокуратуры. Мужчина, размышляющий над пропитанием своей супруги и детей, а затем проводящий время в праздных развлечениях, не является серьезным в размышлении над пропитанием своей семьи. Поэтому серьезность обязывает, чтобы он действовал для осуществления своего умысла, и чтобы его действия соответствовали его умыслу. И если он не будет действовать для осуществления своего умысла, даже если он пришел к определенной мысли, или будет совершать действия, не относящие к его умыслу, он не будет серьёзным в своем размышлении. Его утверждение о том, что он серьёзен в своем размышлении не достаточно, чтобы он был серьёзным, и его искусственное формирование положений, или проявлений, или движений, равно мыслительные они или физические – не достаточно, чтобы он стал серьёзным, и даже не достаточно для подтверждения серьезности. Напротив, необходимо выполнение физических действий, и чтобы эти действия были на уровне того, о чем он рассуждает, для того, чтобы быть серьёзным, или чтобы прийти к заключению, что он серьезный в своем размышлении. Поэтому выполнение физических действий и соответствие этих действий тому, о чем он размышляет – является обязательным и неизбежным делом для образования серьезности в размышлении, или чтобы прийти к заключению о наличии серьезности в мышлении. Деградирующие нации и народы, ленивые люди, или те, которые сторонятся опасностей, или те, которые подвластны робости (застенчивости), или страху, или всегда опирающиеся на других – все они не являются серьёзными в том, над чем они размышляют. Ибо упадок делает человека обольщающимся самым легким, и не озадачивающим себя более тяжелым и трудным. Ленивость – противоречит серьёзности, боязнь опасностей – отводит от серьезности, а робость, страх и стремление опереться на другого – стоят преградой на пути к серьезности. Поэтому необходимо поднятие идейности, устранение ленивости, любовь к преодолению опасностей, разделение между робостью и тем, чего действительно следует стесняться, отважность и воспитание в себе стремления опираться на себя – те качества, которые необходимы для того, чтобы появилась серьёзность в индивидуумах, народах и нациях. Ибо серьезность не появляется стихийным образом, напротив необходимо работать для её появления.

А что касается необходимости размышления, то это не означает что цель размышления – это только нахождение идеи, напротив, размышление должно быть для того, чтобы использовать эту идею любым способом, этим самым размышление должно быть с целью действия. Идеи, выработанные учеными и идеологами, и науки, которые достигаются посредством опытов – служат не для того, чтобы просто насладиться, и не для услады и упоения этими идеями, напротив, они для жизни и для выполнения реальных действий в своей жизни. Поэтому ошибается тот, кто говорит: «Знания ищутся из-за бытия знаний», поэтому греческая философия является бессодержательной, ибо она представляет собой совокупность идей, которыми услаждаются. И любая наука, т.е. знание, которое невозможно использовать – является бессодержательным. Ибо наука, т.е. знания, ищутся не для услады ими, а напротив, знание требуется для выполнения действия в этой жизни, согласно ему. И поэтому мы не можем утверждать, что греческие философы и те, кто последовал за ними, подражая им из числа ученых, были серьёзными в своем размышлении, и не можем сказать, что новые мусульманские ученые, установившие лирику (красноречивость речи) как философию, являлись серьезными в своем размышлении, ибо такое размышление не приносит никакой пользы в жизни человека, и не содержит в себе ничего, кроме наслаждения изучением и рассмотрением. Да верно, что поэты и литераторы не приносят своим размышлением пользы в жизни, однако их труды применимы в сфере выполнения поступков и действий, а возможно и не применимы. Однако сам их продукт, является пользой, потому что чтение поэм и чтение поэтических текстов дают усладу и воодушевление, потому что они произвели тексты, хотя это, т.е. тексты, и являются продуктом размышления. И поэтому было бы неправильным говорить, что они несерьезны, напротив, среди них есть серьезные, искусно выполняющие свое дело, даже если и есть среди них несерьёзные, те, что не выполняют свое дело в искусном виде. И это находится в противоречии с философией, ибо размышление над философией возникло для постижения абстракций, и то, что приводиться в ней – не является абстракциями, не имеет никакой связи с абстракциями, и противоречит ученым красноречия (лирики), которые изложили её в образе философии. Потому что они размышляли для познания красноречивости в высказываниях, и чтобы люди были красноречивыми в своих речах, однако то, что приводиться в ней не образует красноречивость, и не имеет никакой связи с красноречивостью, и их труд не содержит в себе ничего, кроме повода для рассмотрения и удовольствия от рассмотрения, без достижения поставленной ими цели. Ибо они выработали это не для услады рассмотрения, а, наоборот, для иной вещи. Поэтому они не были серьёзными в размышлении, не потому, что они не достигли того, чего хотели, напротив, потому что сущность того, что они написали, не может привести к тому, чего они хотят. И если бы они были серьёзными в своем размышлении, то не выработали бы эту философию и не выработали этот вид науки о красноречивости. Так как серьёзность обязывает к определенному умыслу, а умысел по своему естеству приводит к определенной цели. Но они предусматривали только рассмотрение, абсолютное рассмотрение, и поэтому они без сомнений являются несерьезными в размышлении.

Серьезность в размышлении не обуславливает краткость или продолжительность между идеей и действием, и не ограничивает её протяженность, так как действие – это продукт мышления. Человек может мыслить о полете в космос, но продолжительность между этим размышлением и достижением луны может быть протяжённой. Человек может размышлять над едой, но продолжительность между размышлением и самой трапезой может быть долгой. Человек может размышлять о возрождении своего народа, но продолжительность между его размышлением и появлением развития в народе может быть долгой. Продолжительность не ограничивается своей протяженностью или краткостью, так как не является обязательным, чтобы продолжительность между размышлением и действием была короткой или длинной, напротив она может быть короткой, а может быть и длинной. Напротив важность заключается в наличии действия вследствие размышления, равно выполнил ли их сам мыслитель, т.е. размышляющий над этим, или кто-то другой. Поэтому размышление должно привести к поступку, равно является ли это действие речью, как, например, поэты или литераторы, или действием, как, например, ученые и эксперты в науках, или планами и стратегиями, как, например, политологи и полководцы, или физическим действием, как, например, война, еда, обучение и другие подобные действия.

Следовательно, чтобы размышление выработало определенный вывод, над которым  мыслил человек, необходимо чтобы он был серьезным, равно смог ли он воплотить это в действительности, или не смог. Серьезность является необходимым делом в размышлении, без серьезности размышление будет безрезультатным и напрасным, или забавой и игрой, или рутинным, движущимся однообразно, как привычка и подражание. А рутинное мышление делает приятной монотонную жизнь мыслителя и жизнь людей, и уводит от сознаний людей идею изменения и размышления над изменением.