Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/html/plugins/system/t3/includes/menu/megamenu.php on line 141
Развитие мусульман и их стабильность в Исламе, а не в демократии

Некоторые спрашивают:

«Разве не демократия обеспечила прогресс и стабильность на Западе?! Разве эти ценности не являются целью, к осуществлению которой стремится человечество?! Разве не является глупостью то, что мы оставляем свои общества в отсталости и нестабильности на произвол порочных правителей и лицемерных муфтиев, в то время как мы можем развить их посредством демократии?!»

Нет сомнения в том, что Запад осуществил заметное развитие в политической и экономической сферах, и установил основы, которые, в общем, характеризуются стабильностью в этих двух сферах, как и бесспорно то, что он превосходит исламский мир в материальном плане. Однако большим заблуждением является связывание этого развития на Западе с осуществлением в нем демократии, как и еще большим заблуждением будет связывать плачевное положение исламской уммы с Исламом.

Беглый взгляд на историю демократического Запада показывает противоположность этого утверждения, когда узнаешь о том, что демократическая Европа в свое время погружалась в кровавые и жестокие войны. Две мировые войны были самыми наихудшими войнами, которые принесла эта демократия на протяжении своей истории. Проводя общее наблюдение за положениями на Западе, становится ясным, что демократический выбор не был наилучшим выбором для безопасности и стабильности.

Достаточно напомнить о том, что Гитлер, Муссолини и Буш пришли к власти благодаря демократической системе, хотя их программы строятся на истреблении своих противников, уничтожении других людей и превентивной войне с целью осуществления корыстных или расистских целей, или других низменных и ничтожных целей.

Следует также отметить, что эти положения не являлись исключением на Западе, поскольку долгое время на Западе, между различными поселениями возникали кровавые войны. Кроме того, демократические страны Запада всегда проводили и продолжают проводить колонизаторство со всеми его отвратительными формами в отношении подчиненных народов, как это происходит в Азии, Африке и Латинской Америке.

В результате чего возникают вопросы о смысле демократии, которая дает человеку полную свободу для эксплуатации такого же, как и он человека согласно законам, которые издает сильный для господства над слабым, подменивая свои личные ценности общемировыми под названием «общечеловеческие ценности», используя для их осуществления свои огромные возможности и современные средства связи, считая, что его сила дает ему право навязывать свое господство и свои понятия другим людям, но не для того чтобы освободить их и привести к развитию, а ради их эксплуатации и порабощения. Это происходило на протяжении столетий и происходит сегодня в наши дни.

Яркими примерами этому является то, что произошло с исламским миром в результате господства в нем демократического Запада. Взять, например, известную всем трагедию палестинцев, которую образовала для них великая Англия, обладательница старейшей демократии в современном мире. Другое преступление относится к разделению мусульманских стран, которое было устроено путем англо-французских козней, установивших господство над богатством исламской уммы и участвующих в его разграблении, назначая своих искренних приспешников правителями в этих странах.

Более того, они поддержали этих своих агентов всем необходимым в моральном, материальном и политическом плане, для того чтобы парализовать исламскую умму, связать ей руки и заставить ее отказаться от движения по пути пробуждения и развития. Эти бесспорные примеры – результат деятельности западной демократии в мире, в общем, и в исламском мире, в частности, и человечество не сможет забыть о них.

Другим примером служит Африка, которая по истечении уже двух столетий колониализма и порабощения продолжает жить чуть ли не в первобытной эпохе. В противоположность этому мы знаем о том, что когда в Андалузии распространился Ислам, то эта территория после нескольких десятилетий по уровню своего развития оказалась наравне с уровнем развития страны самих завоевателей и даже превосходила ее в некоторых сторонах жизнедеятельности.

Рассматривая идею демократии и ее требования, какими они есть на самом деле, находим, что возвеличивание человеком самого себя и своих желаний, а также предоставление самому себе права определять поступки и вещи добром и злом, истиной и ложью, запретным и дозволенным, несомненно, усиливает у приверженца этой идеи личную сторону, в результате чего над ним начинает господствовать эгоизм, который заставляет его смотреть на мир и относиться к нему с одного определенного угла, и это лишь его личный интерес.

Это в свою очередь возвышает для него материальную ценность над другими: духовными, нравственными и гуманными ценностями. Получая над ними господство, эта материальная ценность постепенно уничтожает их, поскольку для этого человека главным является получение максимум возможного счастья, которое он представляет для себя в отрыве от всех остальных ценностей, которые в свою очередь могут использоваться им в осуществлении своих желаний. Это приводит к разнузданности инстинктов и их чрезмерного удовлетворения.

При этом разум превращается в средство, которое используется для привлечения всего, что может принести максимум наслаждения, так как для него это является тем счастьем, которое воспринимается его разумом. Законы, издаваемые самими же людьми, ничего не могут изменить из сложившегося положения, поскольку именно идея выгоды, которая основывается на реализации чисто материальной ценности, формирует их взгляды и господствует над их желаниями.

Исходя из сказанного, в демократическом Западе, в общем, распадаются семьи на фоне преобладающего морального разложения. Над жителями Запада господствует личная эгоистическая жизнь. Они строят свои взаимоотношения на основе материальной выгоды, что уничтожает в них человечность, превращая их в животных, которые стремятся только к материальному удовлетворению. А в силу того, что удовлетворение потребностей человека (органических и инстинктивных) ограничено определенными и естественными рамками, многие люди на Западе, особенно те, которые живут в роскоши, стремятся к поиску новых необычных форм удовлетворения своих потребностей, а это приводит к извращенности в еще большой степени. Принятие материальной ценности за основу своей жизни ведет человека к потере человеческих качеств, а далее ведет к унынию и затем толкает к самоубийству.

Отсюда следует, что демократия непосредственным образом означает отделение религии и всего того, чем она оказывает воздействие на жизнь человека, чтобы оставить за человеком абсолютный выбор в определении своего образа жизни. В этом человек опирается на относительные и иные абсолютные истины, которые являются результатом фальшивых законов, указывающих на то, что человек не нуждается в своем Создателе при совершении жизненных дел без всяких ограничений. Кроме этого человек начинает считать свободы, которые он усматривает в жизни наилучшими и неизменными.

Для этого стало необходимым установление социального договора и образец современного гражданского государства для гарантирования постоянства свобод индивидуума и недопустимости ее попрания. Все это неверно, потому что здесь человек превращается в раба и пленника законов, устанавливаемых игроками, из числа сильных и влиятельных лиц, и в большинстве случаев с ним обращаются просто как с товаром и не более этого.

Таким образом, видно, что появившиеся на Западе философы и ученые, различные формы западных систем правления и различные технические изобретения Запада (с их позитивностью и негативностью) не являются составными частями идеи демократии. Они также не являются одной из ее основ и даже одним из ее ответвлений, включая существующее в наши дни на Западе разделение трех властей, в котором мыслители усмотрели необходимость для гарантирования стабильности общества. Это потребовалось, для того чтобы какая-либо одна группа общества не смогла полностью овладеть властью в стране и превратить это общество в свою собственность, переполненную рабами, которыми владеет эта группа и которые словно по наследству передаются от сильных к сильным.

Но само существование власти в своей основе противоречит свободе человека, так как устанавливает ограничения и порядки. Такого рода власть вообще не существовала в демократии Древних Афин, где люди были и правителями и подвластными, и непосредственно в городе голосовали по всем вопросам. Сама по себе власть необходима в силу необходимости упорядочения дел людей, а не из-за того, что она обязательна, и поэтому нет одного обязательного и постоянного договора для системы правления. Его выбор и усовершенствование предоставляется на усмотрение самих людей.

Следовательно, изменение может коснуться и этого взгляда на вопрос властей, особенно в условиях колоссальных изменений просвещения человека и его знаний, скорости связи и общения, борьбы мировоззрений, конкуренции сильных мира сего друг с другом или их согласованности между собой в эпоху глобализации. Это вызывает необходимость изучения эффективных способов управления делами человека в условиях бесполезности дальнейшего существования местных национальных властей. Также, вследствие небольшого размера земли, становится необходимым то, чтобы все подчинялось закону сильнейшего, издающего их и обязывающего всех, в мировом масштабе, исполнять законы, а зачастую просто вмешивающегося во все дела людей.

Это аннулирует внутреннюю значимость государств и навязывает порядок мирового характера с относительными законами, исходящими из просвещения господствующих сил. Это означает, что разделение властей – это поэтапная необходимость, решающая кризис правления в определенном времени и месте, от которого можно перейти к тому, что более всего соответствует реальности при ее изменении с демократической точки зрения. Мы видим, как некоторые из этих изменений происходят сегодня в мировом масштабе.

Поэтому благополучие, экономическая и политическая стабильность, которые имеются на Западе, имеют место благодаря иным факторам, к которым демократия имеет лишь косвенное отношение, поскольку она осуществляет их, и во главе этих факторов находится согласие народов Запада с существующими на Западе системами правления. Помимо этого обилие богатств, получаемых от порабощения других людей и господства над их богатствами вдобавок к большому техническому прогрессу, огромной военной мощи, политическому господству и обладанию 80% богатствами народов мира в пользу малой части людей.

Что касается исламской уммы, то в ее жизни, на протяжении тринадцати веков, постоянно был виден смысл существования человека. На протяжении этого времени она распространяла Ислам в его истинном величии, чтобы выводить людей из поклонения материи к поклонению Аллаху. В течение этого времени она построила цветущую цивилизацию в Андалузии, Средней Азии и на территории между ними, от Танжера до Джакарты, проходя через Каир, Дамаск и Багдад.

Состояние исламской уммы, в общем, характеризовалось стабильностью, единством, почтительным страхом к ней со стороны других народов, могуществом и гордостью за то, что было у нее, признавая при этом и то, что имело место много ошибок, жалоб и неправильностей, которые происходили по причине небрежного исполнения Ислама и по причине сущности людей, которая не лишена тревог, забот, нерадения и борьбы. А это закон Аллаха и Он стимулирует людей к постоянному созиданию, изменению и улучшению, а также как правило, побуждает народы работать над постоянным развитием.

Над исламской уммой господствовала одна истина, которая состояла в следующем: решение ее проблем должно происходить в строгом соблюдении Ислама, ее положения должны исправляться путем претворения в жизнь решений Ислама и его систем. Критерии, по которым различалось развитие уммы от ее упадка, постоянно были связаны со степенью привязанности уммы к своей религии. С таким мерилом умма жила до развала Халифата в 1924 году и полного упразднения в мире исламской системы правления, после чего мусульмане стали добычей и лакомым куском для своих врагов.

В результате они оказались в отсталости, разобщенности, слабости и застое, которые были для них тщательно запланированы. Находясь в таком положении, мусульмане стали устремляться за каждым крикуном, который громогласно обещал им просвещение, развитие и прогресс, призывая их идти по пути колонизаторов – тех, которые воевали против уммы, оккупировали ее земли, разделили и унизили ее, причиняя ей ужасные страдания. Мусульмане стали балансировать между безбожным коммунистическим социализмом, который они воспевали некоторое время, и порочным либерализмом, который приводил от одной неудаче к другой. Между тем и этим они попали в западню ненавистного патриотизма и отвратительного национализма.

А когда мусульмане пришли в себя и начали понимать свою потребность в привязанности к своей религии, соблюдении шариата своего Господа и восстановлении государства Ислама, государства праведного Халифата, тогда начался новый этап упразднения религии. Некоторые ограничились тем, что стали требовать претворения в жизнь высших целей религии, после того как лишили ее содержания и постепенно заполнили ее противоречащей ей демократией, которая обуславливает подчинение человека того, что чуждо Исламу, а именно западного просвещения, которое нельзя принять без его взглядов на жизнь и положений, при котором оно сформировалось. Сегодня это западное просвещение ставит перед уммой выбор, либо умма целиком принимает это просвещение либо подвергается уничтожение.

Те, кто требуют броситься в объятья Запада, пропагандируя западное просвещение, демократию и западные ценности, призывают приспосабливаться к этому, чтобы избавиться от навалившихся бед, которые Запад причинил им. Они забывают о том, что тот, кто не способен освободить свою волю от когтей агентов своих врагов, еще более неспособен избавиться от своего настоящего врага, не говоря уже о том, чтобы требовать большего, поскольку он – раб, который не имеет свободу выбора.

Идейный кризис появляется тогда, когда пытаются разъяснить отношение Ислама к демократии. Разъяснения состоят в укоренившихся взглядах, которые заключаются в отношении демократии к церкви с последующим применением этого подхода к Исламу. При этом игнорируются характерные условия, в которых возникла демократия, и та атмосфера, которая господствует в ней, забывая в то же время о характере Ислама. Отделение религии от жизни в Европе, непосредственным образом, способствовало образованию качественного перехода в ее истории. Это было необходимо, для того чтобы правившее Европой христианство полностью лишилось права издания законов, и это означало, что дальнейшее претворение в жизнь христианства служит для обеспечения интересов узкой группы людей, которые имеют от нее пользу. Именно это на протяжении нескольких веков держало эти народы в отсталости и мраке.

Что же касается Ислама, то его никак нельзя сравнивать с христианством, поскольку Ислам был очевидной причиной стабильности уммы, ее роста и прогресса. Разгром могущественных персов и римлян мусульманами и избавление людей от их гнета, господство исламской уммы на международной политической арене на протяжении долгих веков и принятие Ислама целыми народами – лишь некоторые свидетельства блестящего успеха Ислама и очевидные свидетельства его огромного влияния на народы, которые приняли его и боролись на пути его распространения.

Поэтому эпохой подъема, роста и процветания в жизни исламской уммы была та эпоха, когда Ислам правильно претворялся в жизнь. Настоящей проблемой, которая стояла перед уммой, повлекшее дальнейшее отставание, были нарушения, постигшие государство Халифат вслед за небрежностью в полной реализации законов шариата, как урезание права уммы в избрании своих правителей, переход государства в наследуемое владение, недостаточность контролирования и тому подобное. Поэтому именно небрежное исполнение Ислама послужило причиной всех последующих неудач.

Такое положение полностью противоположно положению в церкви, существование которой во власти являлось причиной истощения стран и гибели их населения. Тогда церковь превратилась в средство, которое использовали правители и подлые люди для получения господства, накопления богатств и порабощения других людей. Правду говорят, когда сравнивают этих деятелей злополучной и обскурантской церкви в Европе, в так называемых, средних веках (тиранических веках) с правителями арабов и мусульман в наши дни. Потому что они полностью готовы жертвовать уммой и ее интересами ради своих прихотей и обладания властью, даже если для этого нужно убивать людей, которые требуют от них свои самые элементарные и законные права.

Таким образом, возврат к Исламу не нуждается в призыве к демократии, в которой (как и в иных просвещениях) исламская умма не ощущала никакой потребности на протяжении всего времени, когда она претворяла в жизнь свою религию. Наоборот, другие народы нуждались в мусульманах и их великолепном мировоззрении. Для уммы, которую Аллах возвысил Исламом, не подобает нестись за отходами человечества.

 

Инженер Хасан аль-Хасан