Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/html/plugins/system/t3/includes/menu/megamenu.php on line 141
Вторая клятва (байат) у Акабы

__Первая клятва у Акабы принесла хорошие плоды. Несмотря на малочисленность мусульман в Медине, да’вата одного из сподвижников Пророка (с.а.с.) оказалось достаточно, чтобы кардинально изменить мысли и чувства мединцев. В Мекке мусульман было больше, но общество от них отвернулось. Люди не уверовали целыми группами, и исламские мысли и чувства не оказали на них кардинального влияния. В Медине же принятие людьми Ислама приобрело всеобщий характер, общество полностью оказалось под влиянием новой религии. Этот факт говорит о том, что какой бы значительной ни была вера и физическая сила мусульман, они не смогут оказать влияние на общество, если не станут с ним единым целым. И в то же время, если исламские мысли и чувства влияют на взаимоотношения людей, то каким бы малочисленным не было количество распространителей да’вата, они добьются изменений в обществе. Также очевидно, что да’ват легче воспринимается тем обществом, которое, подобно обществу Медины, свободно от неправильных мыслей; и почти не воспринимается тем обществом, которое, подобно обществу Мекки, застыло в неверии. Поэтому Ислам оказал на мединцев большее влияние, нежели на мекканцев. Ибо жители Медины прекрасно осознавали ошибочность своей идеологии и были заняты поиском других мыслей, способных изменить их образ жизни. Жители же Мекки – особенно такие люди, как Абу Лахаб, Абу Джахль и Абу Суфьян – были довольны своим положением и не хотели изменений. Поэтому Мусъаб заметил заинтересованность жителей Медины в да’вате. Он дал им правильное просвещение на основе исламских идей и законов. Был доволен тем, как они быстро отзывались на призыв и стремились к изучению Ислама и его норм. Количество мусульман стремительно росло, Ислам становился в Медине реальной силой, что вдохновляло Мусъаба на ещё более активные действия. Прожив в Медине год, в период следующего хаджа он вернулся в Мекку, рассказал Пророку (с.а.с.) о положении мусульман, всёвозрастающем влиянии и распространении Ислама. О том, что вся Медина говорит только о Посланнике Аллаха (с.а.с.); что там не осталось других религий, помимо Ислама; что некоторые из мусульман (обладающие сильной верой, готовые выступить на пути Аллаха и способные защитить Его религию) вскоре прибудут в Мекку. Пророк (с.а.с.) обрадовался этому известию. Он начал размышлять о дальнейших действиях, сравнивал состояние дел в Мекке и в Медине. Мухаммад (с.а.с.) провёл в Мекке 12 лет в непрерывном да’вате, не жалея сил и терпеливо перенося все трудности и лишения. Но, несмотря на это, общество Мекки стояло против да’вата неприступной скалой. Причиной этого были их окаменевшие сердца, грубость и нежелание перемен. Сердца жителей Мекки, являвшейся центрам идолопоклонства, были насквозь пропитаны политеизмом. Поэтому распространение там да’вата продвигалось медленно. Однако, что мы видим в Медине? Сначала несколько человек из племени Хазрадж принимают Ислам. Спустя всего год уже 12 мединцев дают клятву на верность (байат). Затем да’ват одного человека – Мусъаба ибн Умайры – всего за год преображает жизнь в Медине таким образом, что темпы распространения Ислама поражают воображение. Если в Мекке послание Аллаха ограничилось лишь теми, кто принял Ислам, то в Медине оно распространилось с молниеносной быстротой, и мусульмане не подвергались гонениям ни со стороны иудеев, ни со стороны идолопоклонников. Это делало Ислам правителем людских сердец и открывало перед мусульманами широкие перспективы. Поэтому Пророку (с.а.с.) стало ясно, что Медина более подходит для распространения исламского да’вата. Он начал думать о переселении в Медину, чтобы мусульмане получили облегчение и освободились от преследований курайшитов. Это позволит им продолжить да’ват и перейти к этапу реального воплощения Ислама в жизнь, и его распространения по всему миру при помощи государства. Это и было основной причиной хиджры (переселения) в Медину.

Здесь необходимо подчеркнуть, что Пророк (с.а.с.) принял это решение только после того, как терпеливо перенёс все трудности и принял все зависящие от него меры для изменения ситуации. Десять лет он терпел в Мекке, и ничто не отвлекало его от да’вата. Как он сам, так и его последователи перенесли на этом пути большие страдания. Но старания курайшитов ничем не смогли навредить Пророку (с.а.с.), не смогли отвратить его от желания бороться против них и лишь укрепили его веру. Вера в безусловную помощь Аллаха усилила его стойкость и мужество. Однако, пройдя через всё это, Мухаммад (с.а.с.) увидел, что жестокосердное общество Мекки, большинство жителей которой обладали недалёким мышлением, грубым нравом, и находились в далёком заблуждении, – это общество не оставляло надежды на успешное распространение да’вата, и все старания пропадали даром. Поэтому переселение было просто необходимо. Таким образом, Пророк (с.а.с.) начал думать о переселении из Мекки. Причём не трудности заставляли его это делать, а забота о религии. Да, в своё время Пророк (с.а.с.) велел некоторым из сподвижников переселиться в Эфиопию в поисках защиты от гонений, ибо верующие могут переселиться в целях защиты своей религии от фитны. Хотя страдания укрепляют веру (иман), гонения усиливают искренность, борьба укрепляет стойкость; хотя ничто, кроме довольства Аллаха, не имеет для верующего человека реальной ценности, и он готов пожертвовать ради веры богатством, положением, покоем и даже самой жизнью; хотя вера подвигает мусульманина с радостью жертвовать своей жизнью на пути Аллаха, тем не менее, когда страдания не прекращаются, а жертвам не видно конца, – это может привести к тому, что мусульмане перестанут думать о путях выхода из кризиса и станут бессловесными жертвами. Поэтому переселение мусульман подальше от фитны (сбиться от истины) становится насущной необходимостью. Такое положение соответствует хиджре в Эфиопию. Однако, что касается переселения в Медину, то оно было совершено ради реального воплощения Ислама в жизнь в новом обществе и его дальнейшего распространения по всему миру. Поэтому, когда Ислам утвердился в Медине, Пророк (с.а.с.) повелел сподвижникам переселиться туда. Однако прежде необходимо было убедиться в готовности мединских мусульман поддержать да’ват, пожертвовать своими интересами на пути Ислама; необходимо было увидеть: готовы ли они принести клятву сражаться для установления Исламского государства. Поэтому Пророк (с.а.с.) дождался прибытия паломников. Шёл двенадцатый год пророчества (622 год христианского летоисчисления). Действительно, из Медины прибыло очень много паломников, 75 из которых были мусульманами (73 мужчины и 2 женщины). Этими женщинами были Насиба бинт Каб ибн Умар из племени Бану Мазин ибн Наджар и Асма бинт Амр ибн Ади из племени Бану Салима. Мусульмане Медины тайно встретились с Пророком (с.а.с.). Он призвал их ко второму байату (клятве на верность) объяснив при этом, что дело будет касаться не только терпения и да’вата, но и защиты Пророка Аллаха (с.а.с.), построения непоколебимого фундамента для могучего Исламского государства, реализующего принципы Ислама в реальной жизни и распространяющего Ислам по всему миру, способного защитить Ислам и убрать все препятствия на пути распространения и претворения в жизнь религии Аллаха. К завершению беседы Пророк (с.а.с.) убедился в их твёрдой готовности дать такую клятву и договорился встретиться с ними в Акабе в один из вечеров дней ташрика. Дал им указание не будить уснувших и не ждать отсутствующих. В назначенный день, по прошествии 1/3 части ночи, мусульмане один за другим стали направляться в Акабу, включая и двоих женщин; собрались у подножия горы и стали дожидаться Мухаммада (с.а.с.). Пророк (с.а.с.) пришёл в сопровождении своего дяди Аббаса. Аббас ещё не был мусульманином и пришёл лишь морально поддержать своего племянника. Он заговорил первым: «О люди Хазраджа, вы прекрасно знаете, в каком положении сегодня находится у нас Мухаммад. Мы его защищаем от наших соплеменников. В своём городе он в безопасности. Однако он принял решение переселиться к вам. Если вы обещаете ему сохранить свою верность и защищать его от врагов, то соблюдайте свой уговор. Если же вы намерены предать его в руки врагов после того, как он к вам переселится, то лучше оставьте его сейчас». «Мы услышали твои слова», – ответили Аббасу мусульмане. Затем они обратились к Пророку (с.а.с.): «О Посланник Аллаха, говори, какую клятву хотите услышать от нас ты и твой Господь?» Мухаммад (с.а.с.) прочёл Коран и призвал присутствующих к Исламу. Затем он сказал: «Клянитесь, что будете защищать меня от того, от чего защищаете своих жён и детей». Барра ибн Марур протянул руку для байата и сказал: «О Посланник Аллаха, прими нашу клятву. Клянусь Аллахом, мы – дети войны, она досталась нам в наследство от наших отцов». Но Хайсам ибн Таййихан прервал его, сказав: «О Посланник Аллаха, у нас существует договор с иудеями. Давая тебе клятву, мы его нарушаем. Не получится ли так, что когда Аллах дарует тебе победу, ты оставишь нас и уедешь обратно к своему племени?» Пророк (с.а.с.) улыбнулся и сказал: «Кровь за кровь, битва за битву. Я – ваш, вы – мои. Я буду сражаться с тем, с кем сражаетесь вы, и буду мириться с тем, с кем миритесь вы». Когда люди уже готовы были принести байат, Аббас ибн Убада сказал: «О люди Хазраджа, понимаете ли вы, в чём клянётесь этому человеку? Вы клянётесь, что будете сражаться против всех людей – красных и чёрных. Когда над вами нависнет угроза гибели ваших людей и потери вашего имущества, не бросите ли вы Мухаммада на произвол судьбы? Если да, то лучше откажитесь от него сейчас. Ибо, если вы сейчас поклянётесь ему в верности, а затем бросите его, то, клянусь Аллахом, это будет позором в обоих мирах. Если же вы полагаете, что сохраните верность Пророку (с.а.с.) даже под угрозой смерти, то клянитесь ему в этом. И, клянусь Аллахом, это самое лучшее из дел в обоих мирах». Люди сказали: «Мы дадим байат, даже если это принесёт угрозу нашей жизни и нашим богатствам». Затем они спросили: «О Посланник Аллаха, если мы сохраним нашу верность, то какая нас ждёт награда?» – «Рай», – ответил Пророк (с.а.с.).

Они протянули ему свои руки. Мухаммад (с.а.с.) также протянул им руку, и они поклялись следующими словами: «Мы клянёмся проявлять послушание и подчиняться Пророку Аллаха (с.а.с.) в трудности и в удаче, в радости и в печали; желать людям добра; не оспаривать право на руководство; везде и всегда говорить истину и не бояться клеветы клеветников и хулы порицателей». Затем Пророк (с.а.с.) сказал: «Укажите мне 12 накибов (старейшин) из вашего числа, которые могли бы отвечать за своё племя». Они выбрали девять человек из племени Хазрадж и троих из племени Авс. Мухаммад (с.а.с.) им сказал: «Как апостолы были поручителями за Иисуса сына Марии, так же вы являетесь поручителями за ваше племя. Я же поручитель своему народу». Накибы ответили утвердительно. После этого Мухаммад (с.а.с.) велел мусульманам собираться в путь и по отдельности совершить хиджру (переселение). Мусульмане стали переселяться по одному или небольшими группами. Курайшиты знали о состоявшемся байате, поэтому активно препятствовали переселению мусульман. Их сопротивление доходило до того, что иногда муж не мог забрать с собой жену. Однако это не смогло остановить хиджру, и мусульмане стали собираться в Медине. Сам же Пророк (с.а.с.) ещё некоторое время оставался в Мекке. Никто не знал, намерен он переселиться или нет. Однако по некоторым его действиям можно было догадаться, что он намерен совершить хиджру. Например, когда Абу Бакр спросил у него разрешения на переселение, он ответил: «Не торопись, наверняка, Аллах даст тебе кого-нибудь в спутники». Этого было достаточно, чтобы Абу Бакр понял намерение Мухаммада (с.а.с.) совершить хиджру. Курайшиты же строили тысячи предположений вокруг его переселения. Ибо, объединение мусульман Мекки и Медины в единое целое делало их реальной силой. Если к тому же к ним присоединится ещё и Мухаммад (с.а.с.), то власти курайшитов придёт конец. Поэтому они начали думать о том, как не допустить переселения Пророка (с.а.с.) в Медину. В то же время они боялись и его присутствия в Мекке, ибо набрав достаточно силы, мусульмане Медины могли напасть на Мекку для защиты Посланника Аллаха (с.а.с.). Поэтому они приняли решение убить его, чтобы и он сам не смог переселиться в Медину, и мусульмане Медины не успели его защитить. В книгах по жизнеописанию Пророка (с.а.с.) приводится следующий хадис, переданный от Гаити и Абу Умамы ибн Сахма: «Проводив 70 человек (т.е. жителей Медины) Пророк (с.а.с.) остался очень довольным. Ибо Всевышний Аллах передал своего Пророка (с.а.с.) под защиту мужественных сынов войны». Стоило мусульманам объявить о своём переселении, как гнёт курайшитов разгорелся с новой силой.

И до этого их деспотизм не знал пределов. Когда мусульмане посетовали Пророку (с.а.с.) на невыносимость своего положения, он сказал: «Я видел во сне, что вы переселитесь в местность с солончаковой почвой». А спустя несколько дней он вышел в приподнятом настроении и сообщил: «Всевышний Аллах показал мне место вашего переселения. Воистину, это Ясриб (Медина). Желающие пусть переселяются туда». После этого мусульмане, группами по несколько человек, стали тайно переселяться в Медину. К Пророку (с.а.с.) явился ангел Джабраил и, предупредив его о готовящемся злодеянии курайшитов, приказал ему не ложиться этой ночью в свою постель.

Следовательно, переселение в Медину было совершено из-за наличия там благоприятной почвы для создания Исламского государства. Это было единственной причиной хиджры. Ошибаются те, кто полагает, что будто бы Мухаммад (с.а.с.) бежал из Мекки в страхе за свою жизнь. Пророк (с.а.с.) не обращал внимания на трудности и лишения. Даже собственная жизнь не имела для него столь большого значения, как исламский призыв. Ничто не способно было остановить его да’ват. Поэтому он совершил хиджру в Медину только ради распространения да’вата и установления Исламского государства. Испугавшись, что он обретёт в Медине силу и мощь, курайшиты приняли решение убить его. Однако Пророк (с.а.с.) перехитрил их. Планам курайшитов не суждено было сбыться. Таким образом, хиджра стала переходным моментом от этапа да’вата к этапу создания исламского общества, установления претворяющего в жизнь религию Аллаха Исламского государства, которое бы аргументировано распространяло да’ват и защищало Ислам от происков зла.

Такъюдин ан-Набхани
"Исламское государство"