Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/html/plugins/system/t3/includes/menu/megamenu.php on line 141
Вымыслы Бжезинского 3 ч.

1 часть

2 часть

Вымысел о причинах социального застоя в исламском мире.

Бжезинский говорит:

«Ввиду хрупких светских политических институтов, слабости гражданского общества и подавленности мыслительного творчества, большая часть исламского мира испытывает широкомасштабный социальный застой».

– Причины социального застоя в исламском мире сводятся к светским тираническим режимам, которые угнетают исламскую умму. Эти режимы черпают свою силу и поддержку от стран Запада, в особенности от Америки. Светские политические институты всегда были хрупкими в обществах, которые страстно желают претворения в жизнь законов исламского шариата, и если бы не крайне усердная поддержка Запада в сохранении этих режимов, то они бы уже пали.

Обманом со стороны Запада служит его утверждение о том, что так называемое гражданское общество является необходимостью. Эти режимы были установлены Западом. После того как порочность и продажность этих режимов стало невозможно скрывать, а народы начали осознавать это, Западом были внесены новые понятия, которые никаким образом не связаны с ценностями исламской уммы, например, гражданское общество.

Мыслительное творчество было подавлено со стороны этих марионеточных режимов, т.к. представляло угрозу их существованию, а порочность и непригодность этих режимов уже не могла оставаться скрытой. Поскольку эти режимы существуют благодаря поддержке западных стран, Бжезинский не вправе даже говорить об этой теме, не говоря уже о том, чтобы объяснять причины этой проблемы и затем пути ее решения.

Вымысел по причине того, что он путает мировоззрение с цивилизацией.

Бжезинский говорит:

«Даже когда поколение мусульманской молодежи испытывает неприязнь к Западу из-за постоянного возмущения внешними врагами или из-за ненависти к лицемерным правителям, оно не будет неприступным перед соблазнами телевидения и фильмов. Отказ от современного мира может привлечь к себе лишь фанатичное меньшинство, но это не может стать выбором для многих тех, кто не желает терять пользу современности».

– Видно, что Бжезинский явно путает вопросы, касающиеся миропонимания, которые мы называем мировоззрением, с вопросами, которые не касаются мировоззрения, называемые нами цивилизацией.

Например, пути поиска природных ресурсов и их извлечения из недр земли, производство ракет, металлургия, строение мостов, исследование космоса, изготовление компьютерных дисков, все это не имеет отношения к мировоззрению. Этим одинаково занимается мусульманин, христианин, иудей, индус, буддист, атеист, капиталист, социалист и другие. Эти вещи относятся к цивилизации, и мусульмане могут принимать их из любого источника, потому что они исходят из знания, которое не принадлежит единолично какому-либо одному народу.

Что же касается путей распределения богатства, использования ракет, металлов, а также цели построения мостов, исследования космоса и изготовления компьютерных дисков, то это связано с мировоззрением. Так по отношению к ним мусульманин поступает согласно своей идеологии, а капиталист согласно своей идеологии. Совершаемые ими действия могут совпадать, а могут расходиться.

Здесь проявляется один из самых больших вымыслов Бжезинского, когда он путает два этих вопроса друг с другом. Он говорит, что мусульманская молодежь не защищена перед соблазнами телевидения и фильмов, и относит их к пользе современности, которой многие не хотят лишаться. На самом деле современность относится к цивилизации, и поэтому естественно мусульманская молодежь не желает терять ее пользы. Эта польза является для нас милостью Всевышнего Аллаха.

Да, верно, что некоторые проявления цивилизации могут отражать определенное мировоззрение, как обстоит дело с развратными фильмами, отражающими светское демократическое мировоззрение о семье, ее распаде, о женщине, о том, как она служит товаром, который можно покупать и продавать. Но какое отношение к идеологии имеют, например, фильмы о скачках лошадей, о борьбе гигантской акулы или мифического крокодила? Мусульмане, в общем, и члены Хизб-ут-Тахрир, в частности, понимают разницу между этими двумя вопросами. Ислам побуждает к тому, чтобы использовать достижения цивилизации, невзирая на их источник, если они не отражают идеологию неверных и их взгляд на жизнь. О том, что Бжезинский говорит, здесь можно сказать лишь, что это куча вымыслов.

Вымысел о том, что Ислам против современности.

Бжезинский говорит:

«Есть ли существенное несогласие между Исламом и современностью? Последнее в широком масштабе определяется как нынешний опыт, который быстро распространяется в мире: в Америке, Европе и Дальнем Востоке, в которой наблюдаются все возрастающие светские направленности».

– Определение светскости, о которой говорит Бжезинский, заслуживает того, чтобы коротко остановиться на ней. Явно то, что Бжезинский путает вопросы, касающиеся мировоззрения, с другими вопросами. Слово «современность» относится к тому, что является современным. Новое может быть современным, а может и не быть им. Например, если мы обновили старый дом и вернули ему прежний вид, то это не значит, что он стал современным. Он просто стал обновленным. Но если мы построили новый дом и обставили его последними удобствами, то это будет новый современный дом. Поэтому современность неразрывно связана с существующими в какое-то определенное время техническими средствами и приспособлениями, т.е. она связана с иными вопросами, которые не касаются мировоззрения. И в том, что Бжезинский соединяет их со «светскими направленностями», имеется большой вымысел. Каждое время имеет свою современность, а потому связывать современность с опытом нынешнего времени не соответствует истине.

Верно, что Запад не смог бы достичь развития без избавления от господства церкви. Но мусульмане никогда не имели развития без исламского правления. В случае с людьми на Западе, нет иной замены кроме церковной репрессии, коммунистической репрессии и демократической светскости, а в случае с мусульманами есть либо коммунистическая репрессия, либо светская репрессия, либо исламское правление. Для мусульман демократия не представляет собой выбор. Практически и исторически видно, что исламское правление было причиной того, что на протяжении веков одни лишь мусульмане обладали современностью.

Что касается добавления Бжезинским слов «в широком масштабе», то это верно, поскольку общественное мнение в целом не понимает разницы между этими вопросами, и это служит доказательством того, что в мыслительных вопросах нельзя руководствоваться общественным мнением. В то же время Бжезинский смотрит на людей как на непонимающих, а себя считает очень умным, как об этом свидетельствует его книга. Поэтому эти слова Бжезинский использует исключительно, как попытку придать правдивость этому определению слова «современность» и его отношению к светскости.

Вымысел о том, как мусульмане понимают демократию.

Бжезинский говорит:

«Западная светская демократия является понятием, которое подымает проблемы у исламистов, поскольку оно, согласно пониманию многих из них, требует обязательного существования атеистического общества. Светские направленности на Западе они объясняют такими словами, которые выражают завершение религиозного превосходства».

– Все намного проще, чем думает Бжезинский. Мировоззрение мусульман опирается на Откровение, которое было ниспослано Всевышним Аллахом в Коране и Сунне. То, к чему мусульман направили Коран и Сунна, они взяли, а то, к чему не направили, они отвергли. Западная светская демократия относится ко второму, и поэтому, согласно законам Ислама, ее необходимо отвергать.

Об исламистах, которые считают, что светскость требует существования атеистического общества – это еще одни вымысел Бжезинского. Это не является настоящей проблемой. Проблема заключается в отсутствии исламского общества, как бы ни пытались это скрыть. Есть атеистические, церковные, буддистские, капиталистические, социалистические или просто неисламские общества. В действительности, опросы общественного мнения в исламском мире, вне всякого сомнения, показывают, что большинство мусульман хотят, чтобы их общество было исламским. Следовательно, говорить об этом желании как желании одних лишь исламистов является тоже одним из вымыслов Бжезинского.

Что касается того, что «светские направленности… выражают завершение религиозного превосходства», то это выражение не имеет понятия, поскольку обобщает частное положение. Дело в том, что понятие «светскость» касается церковной репрессии, и Ислам не имеет к этому никакого отношения. Таким образом, употребляя слово «религиозный» и пытаясь тем самым включить в него Ислам, есть страшный вымысел.

Достаточно сказать, что светскость – это компромисс, достигнутый между сторонниками церковной репрессии и сторонниками абсолютного атеизма в Европе. Так появилась светскость, утверждающая существование бога без права его вмешательства в общественные дела. Даже не вдаваясь в полное опровержение этого понятия, человек не может не спросить: «Как разумный человек может правильно устраивать свою жизнь на основе компромисса?! Разве это само по себе не является глупостью?!»

Вымысел о том, что исламская идеология не является полной.

Бжезинский говорит:

«По всей вероятности наиболее продолжительный политический вызов, особенно в мусульманских странах с суннитским большинством, будет исходить от народных движущих сил, которые призывают к исламизму как полной политической идеологии. При этом они призывают к религиозному правительству этой формы».

Далее он говорит:

«В отличие от марксизма исламизм не является полной идеологией, которая предоставляет все необходимое во всех сферах социальной жизни. Уже было отмечено о том, что исламизм не имеет экономической стороны». Он также говорит: «Слово «исламизм» употребляется здесь как идеология, и, следовательно, нужно отличать ее от исламских учений. Именно исламисты являются сторонниками опирающейся на Ислам политики, тогда как исламские фундаменталисты одобряют прямое религиозное правление. Следует отметить о спорной оценке, указывающей на то, что исламизм, и особенно его радикальная форма, фактически отступает назад, как считает французский исследователь Джель Кейбал».

– Начнем с последней цитаты, так как ранее уже отмечалось об отличиях между исламизмом и исламским фундаментализмом, указываемых Бжезинским. Необходимо обдуманно посмотреть на причину таких размышлений Бжезинского. Этот человек принадлежит к религии и идеологии, которые признают существование духовенства в жизни. Поэтому, если духовенство находится во власти, эта власть фундаментальная, а если это духовенство является мусульманским, то это будет называться фундаментальной исламской властью. Без всякого сомнения, по отношению к Исламу все это является вымышленным.

Ислам не признает и не согласен с существованием в нем духовенства, как и не согласен и не признает духовное государство, в котором правитель утверждает, что является безгрешным представителем Аллаха на земле, как обстоит дело в случае с церковью. Ислам признает существование в нем ученых и не предписывает правителю быть ученым. Также Ислам обязывает, чтобы государство было исламским, т.е. чтобы оно опиралось на исламскую доктрину и руководствовалось законами Ислама. Однако это государство является человеческим в том смысле, что им управляют люди, которые в своих действиях могут допускать ошибки. Ни в коем случае они не могут утверждать то, что являются безгрешными представителями Аллаха на земле. В этом отношении идея отличий между исламизмом и исламским фундаментализмом является вымышленной.

Вернемся к исламизму и к тому, что он является полной политической идеологией. Это совершенно верно. Однако полемика не должна вестись вокруг этого, ибо это есть результат коранической истины и пророческой сунны о совершенстве Ислама и его охвате всех сторон жизни людей. Если мы вдадимся в рассмотрение правильности или ошибочности этой мысли, то нам будет необходимо вдаться в рассуждения о правильности или ошибочности Ислама. А поскольку этот вопрос окончательно решен для мусульман, то наличие полной исламской политической идеологии является свершившимся фактом.

Что касается слов о том, что Ислам не является полной идеологией, охватывающей все экономические и социальные вопросы, то это слова человека, который полностью погрузился в вымыслы, и его слова не заслуживают объемного ответа. История показывает нам, что законы Ислама, на протяжении столетий, претворялись в Исламском государстве (вероятно Бжезинский настойчиво избегал упоминания об этом государстве из-за того, что его польские корни утвердили в нем страх перед мусульманскими завоевателями). Когда в Исламском государстве претворялся в жизнь Ислам, в Европе еще не было даже признаков цивилизованного государства, и не было никаких признаков существования какого-либо государства в Америке.

Может быть, Бжезинский и ему подобные, кто утверждают об академической беспристрастности, читают книги «Экономическая система в Исламе» (Такыйюддин ан-Набхани), «Идеальная экономическая политика» (Абдур-Рахман аль-Малики), «Фонды в государстве Халифат» (Абдуль-Кадим аз-Залюм), «Социальная система в Исламе» (Такыйюддин ан-Набхани), «Законы свидетельств» (Ахмад ад-Давр), «Система правления в Исламе» (Такыйюддин ан-Набхани и Абдуль-Кадим аз-Залюм), и потом определяют какие темы экономики и социальной сферы Ислам оставил без внимания?!

Да, слова Бжезинского о наиболее продолжительном политическом вызове являются верными. К законам жизни относится то, чтобы этот вызов в конечном итоге, с дозволения Аллаха, приведет к появлению Исламского государства.

Что же касается слов французского исследователя об отступлении исламизма, и в особенности его радикальной формы, а также склонность Бжезинского к поддержке этого высказывания, то они указывают на их мечту о том, чтобы исламизм отступил. Именно это заставило двух этих исследователей и политических мыслителей применить небеспристрастные критерии, чтобы согласно им прийти к нравящимся им результатам. Это свидетельствует о легкомыслии и наивности, которая вызывает сострадание.